Полная версия сайта

Михаил Ардов. Алексея Баталова нет. Конец эпохи

В последний раз мы встретились недели за три до его смерти — в больнице. Он увидел меня, оживился....

Алексей Баталов

Фильм «Летят журавли» сделал брата всемирно известным. Картину запустили весной 1956 года. В Дубне во время съемок Алексей упал в воду, из которой торчали острые палки от вырубленных кустов, и сильно поранил лицо. Очнулся, когда его в мокрой шинели запихивали на заднее сиденье машины. Хирург ахнул, когда увидел месиво из грязи, грима и крови. Пока он зашивал Алеше нос и щеки, тот думал: «Ну все, с кино покончено, как быть дальше?»

Хирург сделал ему операцию, да так, что никаких следов не осталось. Рано утром я с сыновьями писателя Евгения Петрова, Петей и Ильей, отправился в больницу проведать брата. С Петей, кинооператором, дружил Алеша, а я — с Ильей. Помню, как ехали по пустынному утреннему городу втроем на Петиной машине. Алексей лежал в палате с перебинтованным лицом. Мы долго сидели у его кровати, а он увлеченно рассказывал, как снимают картину Калатозов и Урусевский. Работали дружно и увлеченно. Задумано было снять главных героев — Баталова и Самойлову — на Крымском мосту на фоне предутреннего неба. Ночь за ночью они собирались на мосту, чтобы не пропустить именно то небо, какое было нужно. Все были измучены бессонными ночами, уже истрачены все деньги, затянуты сроки. Кадр предрассветной прогулки влюбленных был все-таки снят...

Алеша жил в Питере, мы реже виделись. Брат считал, что в Ленинграде началась счастливая жизнь: его взяли в штат «Ленфильма», он играл у Хейфица, учился на режиссера. Там снял свою дипломную картину «Шинель». Помню, как приезжал к нему и он мне показывал город.

Алексей Баталов

Мы, между прочим, написали вместе два сценария — «Три толстяка» и «Игрок». Работали нервно, брат часто на меня кричал. «Игрока» писали в Репино в Доме творчества кинематографистов. Номерки маленькие, стенки тонкие. Алеша ничего не помнит, ему все надо напоминать.

— А это где?

— Вот здесь.

— А это что?!

— Ну как же, помнишь, мы же с тобой...

Так мы и творили на повышенных тонах. Утром спускаемся в столовую, а нас спрашивают: «Что там у вас за страшный шум стоял вечером?»

Самое смешное было, когда мы с готовым сценарием «Игрока» пошли к Раневской и история повторилась. Фаина Георгиевна замечательно сыграла Бабуленьку в спектакле Театра Пушкина, мы хотели пригласить Раневскую в наш фильм. Встреча была назначена у нее на Котельнической набережной.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или