Полная версия сайта

Михаил Ардов. Алексея Баталова нет. Конец эпохи

В последний раз мы встретились недели за три до его смерти — в больнице. Он увидел меня, оживился....

Иосиф Бродский Борис Пастернак

Так получилось, что в жизнь Иры Ротовой Алеша ворвался, можно сказать, на белом коне, а его жизнь перевернула юная цирковая наездница Гитанна. Вот такое интересное совпадение...

Но соединились они с Гитанной только в 1963-м. Алексей был женат, у него росла маленькая дочка. Он жил подолгу в Питере, снимался. Ему там дали вначале комнату, потом квартиру. Ира с дочкой Надей там побыла с ним какое-то время, потом вернулась в Москву.

Я помню момент, когда они с Ирой окончательно расстались. Мы жили тогда на Тульской, на Ордынке шел капитальный ремонт. Алеша пришел в гости, и мама ему сказала, что Ира решила уйти от него. Он заплакал. Хотя, казалось, уже давно все было ясно. Но у него такой был характер: если что-то твое, то не надо с этим расставаться. А Ире мама сказала: «Ты — моя любимая девочка. И что бы ни происходило, ты останешься в этом доме». Ира через какое-то время вышла замуж за нашего с Борей товарища — писателя Андрея Кучаева. Он моложе ее лет на десять. Потом Андрей уехал в Германию.

Ира с Наденькой часто бывали на Большой Ордынке. Как много лет спустя и все четыре Борины жены продолжали к нам ходить в гости вместе с его дочерьми. Из нас троих мама, наверное, больше любила Борю. Во-первых, он был самым маленьким, во-вторых, вечные сложные семейные обстоятельства: женился, разводился, снова женился, рожал детей.

У Бори был замечательный приятель, талантливый скульптор Геннадий Распопов. Его маму, как это водится у всякого русского скульптора, звали Сара Семеновна Музыкантская. Когда у Бори родилась вторая дочка, ныне известная актриса Анна Ардова, Сара Семеновна сказала ему: «Боря, если у тебя родится еще одна дочка, я буду тебя называть «дамским мастером». И Боря всей своей жизнью подтвердил это звание: от четырех жен у него родилось семь дочерей!

Гитанну, новую жену Алеши, все в нашей семье полюбили. На руку и сердце Алексея были и другие претендентки, но Ахматова всегда говорила: «Я — партии Гитанны!» Наш друг художник Владимир Медведев и я были свидетелями на их свадьбе. Мы вчетвером стояли перед теткой с лентой через плечо. Вручая свидетельство о браке молодоженам, она строго сказала Медведеву:

— А вы, пожалуйста, влево!

Тот ответил с юмором:

— Я — художник, мне нельзя влево.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или