Полная версия сайта

Михаил Ардов. Алексея Баталова нет. Конец эпохи

В последний раз мы встретились недели за три до его смерти — в больнице. Он увидел меня, оживился....

Алексей Баталов и Михаил Ардов

— А это где? — спрашивала она, листая сценарий.

— Вот здесь, — терпеливо показывал ей Алеша.

— А это что?!

— Ну, это...

Я стал смеяться, потому что все происходило точно так, как с нами, когда мы писали сценарий.

Вдруг я заметил лежащую на столе фотографию. Стоит Раневская, а перед ней министр культуры Фурцева — и смотрит на нее с собачьей преданностью.

— Фаина Георгиевна, на этой фотографии Фурцева играет лучше, чем вы!

— Ой, я ей так благодарна, так благодарна, — стала рассказывать Раневская. — Когда приехала из Парижа моя сестра, Фурцева помогла ее прописать в моей квартире. Но она совершенно невежественный человек. Я ей позвонила: «Екатерина Алексеевна, вы мой добрый гений!», а она ответила «Ну какой я гений. Я скромный советский работник!»

В фильме «Три толстяка» есть персонажи, которых нет в книге. Вдова Юрия Олеши дала нам пьесу мужа на этот сюжет и какие-то наброски сценария. Оттуда появился генерал Караска, которого исполнил Павел Луспекаев. Боря Ардов сыграл капитана Бонавентуру. Алеша был не только режиссером картины, он блестяще сыграл канатоходца Тибула и сам прошел по проволоке, натянутой между домами, без дублера.

...О том, что Алеша ушел из жизни, мне сообщила Гитанна. Позвонила и сказала, что он заснул и больше не проснулся. В последний раз мы встретились недели за три до его смерти — в больнице. Он увидел меня, оживился. Но был таким необыкновенно бледным, что я понял: дело плохо...

Я был отчасти подготовлен к его уходу, Алеша долго хворал, и все равно меня не покидает чувство огромной утраты. Мой брат был человеком очень требовательным к себе. Ему присылали на дом огромное количество сценариев, но он соглашался только на те фильмы, герои которых были ему по душе. Никогда не снимался в плохих картинах.

Алеша был знаменит, востребован и награждаем. Но всего этого могло и не быть. В 1950 году министр госбезопасности Абакумов написал письмо Сталину о необходимости арестовать поэтессу Ахматову. Если бы Сталин согласился с Абакумовым, арестовали бы не только Ахматову, но и моих родителей, и Алексея. Неизвестно, как бы сложилась его судьба...

Что было бы? Я задавал этот вопрос брату. Он долго молчал, а потом ответил словами Пушкина: «Клянусь честью, что ни за что на свете я не хотел бы переменить отечество или иметь другую историю, кроме истории наших предков, такой, какой нам Бог ее дал».

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или