Полная версия сайта

Татьяна Власова. Вот такая история...

По всем каналам показывают новости: Джигарханяна, по словам его молодой жены, похитили. Потом оказалось, что он после конфликта с супругой находится в больнице...

Татьяна Власова

Когда я уже училась в школе, мама показала мне фотографию интересного черноволосого мужчины. Он явно позировал в ателье на фоне бархатного задника. Мама сказала: «Это твой папа».

Однажды мы поссорились и я в сердцах крикнула:

— Был бы папа, он бы меня понял!

И видимо, так ее обидела этими словами, что она сказала:

— А это и не папа твой вовсе, это артист.

И я разорвала карточку на мелкие кусочки.

Мама отдала меня в хореографический кружок во Дворце культуры. Наш педагог был из Москвы, сосланный в Сибирь. Его жена ему аккомпанировала. Они очень меня полюбили и, собравшись обратно в Москву, не раз предлагали маме: «Отдайте нам Таню. Вы одна, вам трудно. Мы ее выучим на балерину». Но мама ни в какую. Она посвятила мне всю жизнь, берегла меня, холила и лелеяла. Я была ее единственной отрадой. Наверное, напоминала любимого Сергея — как мне говорили, я была такой же замкнутой и отстраненной.

Однажды учительница вызвала маму в школу и пожаловалась: «Ваша Таня странная. Сидит за партой, но на уроке не присутствует. Я что-то рассказываю, а она в облаках витает. «Власова, — говорю, — повтори все, что я сказала». Она встает и, представляете, слово в слово повторяет».

Окончив школу, я поехала в Москву поступать в Институт иностранных языков имени Мориса Тореза. Прошла собеседование по-английски, сдала экзамены, но получила тройку по истории и уехала, решив, что провалилась. Это все, наверное, от неуверенности в себе. Потом я приезжала поступать во ВГИК. Иду по коридору, догоняет меня паренек: «Что, на актерское поступаешь? Тебя не примут. Лицо у тебя невыразительное». Я тут же развернулась и не стала поступать. Почему его послушала, поверила?

В Риге, где я жила у родной тети, окончила Рижскую актерскую студию при консерватории. Это и стало началом дороги, которая привела меня к Армену...

Мы встретились уже взрослыми людьми: мне было двадцать четыре, он на восемь лет старше. За спиной опыт серьезных отношений — у Армена росла маленькая дочка Лена, моему сыну Степе исполнился годик. У детей было два года разницы.

Читаю интервью Армена, где он утверждает, что я ревновала, да еще и без повода, и поражаюсь. Как же у него все смешалось в голове! Наверное, он Ванновскую имеет в виду.

Позже, когда мы поженились, мама Армена мне рассказывала о его первой любви. Алла Ванновская была примадонной Ереванского русского драмтеатра. Он пришел туда в двадцать один год, играл маленькие рольки еще студентом.

Армен где-то образно выразился о Ванновской так: «Она была первой женщиной, которая ворвалась в мою любовную жизнь». Алла была старше на четырнадцать лет — по тем временам это было смело. Армен не скрывает и ее диагноз, он прямо называет его в прессе: «У нее была хорея, это еще называют пляской святого Витта».

Ванновская была замужем за актером того же театра старше ее, у них рос сын. Но она ради любви к Армену оставила мужа. Все в театре знали об их отношениях. Армен продолжал жить с мамой, с Ванновской встречался. Джигарханян уже стал известным актером, у него появились поклонницы, к которым Алла ревновала. У нее начали возникать первые признаки нервной болезни. Ванновской нельзя было рожать с таким диагнозом. Но она чувствовала, что теряет Армена, и решила, видимо, беременностью привязать его к себе. Наверное, это был жест отчаяния с ее стороны. В театре рассказывали, что Алла устраивала ему за кулисами сцены ревности.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или