Полная версия сайта

Татьяна Власова. Вот такая история...

По всем каналам показывают новости: Джигарханяна, по словам его молодой жены, похитили. Потом оказалось, что он после конфликта с супругой находится в больнице...

Алла Ванновская

Словом, пока режиссер разводился с женой, у нас с Арменом начался роман. Опять жизнь закружила. Степану исполнился годик. Кроме химии, думаю, Армен во мне что-то интересное увидел. Помню, стоим на ереванской улице, вдруг я в задумчивости прислонилась к стенке и провела рукой по ее шероховатой поверхности. Армен восхитился: «Ты такая же загадочная, как Моника Витти». Он имел в виду мою всегдашнюю отстраненность...

Конечно, вся эта ситуация давила: сын, муж и еще один человек, к которому тянуло. Но я ничего не говорила, все держала в себе. Отпустила ситуацию — будь что будет...

Что нас связывало? Армен — очень приземленный, крепко стоящий на ногах, а я вечно витаю в облаках. Противоположности всегда притягиваются. Мы много гуляли, разговаривали, долго были на «вы». И однажды он спросил:

— Можно я вас поцелую?

— Разве об этом спрашивают? — удивилась я.

Все довольно быстро произошло. Для всех в театре это было тайной. Вскоре Армена пригласил Анатолий Эфрос в «Ленком». «Все, едем со мной в Москву!» — сказал он мне. И отправился первым.

Я ни секунды не колебалась. Однажды вечером, когда мы сели ужинать, объявила отцу своего ребенка, что ухожу от него к Армену. Тут же позвонила маме, чтобы она приехала и забрала внука на время к себе.

Мой гражданский муж не ожидал этого. Он был в шоке: «Ну ты, такая-сякая! Давай, давай! Иди к нему!» Я и «дала». Сцена была очень эмоциональной.

В таком запале собрала чемодан, что даже не успела снять кухонный фартук. Выхожу на улицу. Армен Борисович уже в Москве. Куда идти? Конечно в аэропорт! В фартуке с наспех собранным чемоданом — дома остались мой сын, гардероб, фотографии — иду по улице. Уже довольно поздно, людей мало, машин тоже. Вдруг едет грузовик.

— Довезете до аэропорта? — останавливаю его.

Водитель-армянин с любопытством меня разглядывает:

— Куда летишь?

— Да вот с мужем поссорилась. Хочу успеть на самолет в Москву.

Что-то ему рассказываю, не называя имен. Подъезжаем к аэропорту — в окнах темно.

— Что-то тихо как-то. Посиди, я пойду узнаю, — возвращается и говорит: — Аэропорт закрыт. Отменили рейсы до утра.

Вот он — знак свыше! Не следовало мне тогда лететь к Армену. Знаки судьбы надо уметь читать...

Мы поехали обратно в Ереван. Вдруг водитель решил попытать своего счастья и положил руку на мою коленку.

— Не надо меня трогать! — строго говорю, а он опять лезет. — Остановите машину! — и чуть ли не на ходу выпрыгиваю.

Иду по дороге, он едет за мной:

— Ну ладно, садись, больше не буду.

— Клянитесь детьми! — потребовала я самой страшной клятвы для армян.

— Клянусь. — Я села в машину. «А куда мне ехать?» — думаю. Шофер, словно прочитав мои мысли, предлагает:

— У меня переночуешь, утром отвезу в аэропорт.

А у меня даже сомнений нет, не боюсь, что он меня куда-то завезет и изнасилует. Поклялся же! Спускаемся в полуподвал. Темно, ничего не видно. Тут какая-то женщина с кровати привстала, что-то по-армянски пробубнила, он ей ответил. На полу дети спят — мал мала меньше. «Ложись между мальчишками на полу», — велел водитель. Я так устала от всего произошедшего за целый день, что тут же крепко заснула. В четыре утра мы снова поехали в аэропорт. На билет мне не хватило, мой спаситель добавил денег. Сказала: «Дайте мне свой адрес, и я вам вышлю обязательно». На скамейке лежала кем-то брошенная газета, я оторвала клочок и записала адрес водителя.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или