Полная версия сайта

Дмитрий Иосифов. Скажите, как его зовут?

Меня взяли на роль Арлекина, пошили клетчатый костюм с бубенчиками. А потом вдруг стали приглашать на новые пробы, и я не понимал почему.

Владимир Этуш

— Каким было ваше детство, когда прозвучала фраза «Мальчик, хочешь сниматься в кино?»

— Никто мне такого вопроса не задавал. Это случай. Занимался фигурным катанием, тренировался в родном Минске в парке Горького. Я в группе был единственным мальчиком. Ребята-хоккеисты всегда надо мной издевались из-за «девочковых» коньков с зубчиками спереди. Из-за того, что вокруг меня одни барышни.

Шел урок хореографии, мы стояли у станка. В зале появился незнакомый человек. Все на него косились. Он тихо сидел в углу на скамеечке «Эфси» — это такие длинные спортивные скамейки. У него была странная бородка, переходящая в усы, я потом узнал, что это эспаньолка, очень модная в те годы среди киношников. Внимательно смотрел, прищурившись. Я-то думал, что он отбирает потенциально способных, перспективных, может даже в сборную... Старался, осанки прибавил, носок тянул. После тренировки на выходе из раздевалки этот человек подошел, спросил:

— Ты тут с кем?

— С бабушкой.

— Познакомишь нас? Мне с вами нужно поговорить.

Я загорелся. Точно — в сборную! Только одного меня! Девчонки завистливо смотрели, шушукались. Он представился ассистентом режиссера, предложил прийти на фотопробы на киностудию «Беларусьфильм», объяснил: идет поиск детей для съемок фильма-сказки. Я сник — сборная не светит. Бабушка дома пересказала все родителям, они заинтересовались. Решили, что попытка не пытка. Через несколько дней бабушка отвезла меня на фотопробы.

Прикололи бумажный номерок к моему школьному пиджаку. Пощелкали, сняли мерки. Через неделю пригласили на кинопробы. А вот перед камерой, перед большим количеством глаз в павильоне я почувствовал себя неуютно. Испугался. Стал ныть, что у меня болит живот. Папа полжизни страдал от язвы желудка, поэтому женщины в нашей семье при слове «живот» приходили в состояние трепета и полной боевой готовности. Я этим воспользовался. В общем, тогда мы с бабушкой уехали. Но через пару дней были еще пробы, потом еще...

Постепенно я привык. Мне нравились студийные запахи. В гримерке пахло лаками, на столиках стояли странные деревянные болванки с париками и усами. В цехе декораций — там делали деревянные башмачки, именно в нем потом я примерял каждую новую пару, когда предыдущая разваливалась, — помню стойкий аромат свежей стружки. Отдельный запах был у павильонов: пахло пылью и красками. Заходишь из обычного коридора через тяжеленные двери, а там в свете дежурных ламп — поляна Мальвины, чулан с пауками, каморка папы Карло, за дверью которой — двухметровый деревянный механизм часов, и все это крутилось, двигалось, работало... Вот тогда я и влюбился в процесс создания кино! Это было так непохоже на всю мою предыдущую жизнь. Другой мир!

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии




Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или