Полная версия сайта

Людмила Карева. Сердце на снегу

«Милочка, — интересуется Синявская, — какие у вас отношения с Муслимом?» Вроде как она не в курсе....

Муслим и Даниил в Нью-Йорке

— Хочу усыновить Даню.

— Можешь это сделать только при одном условии — ты разводишься и женишься на мне.

— Но я не могу так сразу...

— Значит, просто не хочешь, чтобы я эмигрировала.

Последние недели перед нашим отъездом он такое вытворял! Угрожал:

— Сейчас позвоню Гейдару Алиевичу, и тебя остановят на границе!

— Если хоть немного нас любишь, отпусти!

И он отпустил, мы уехали. Была уверена, что на этом все закончится! Снова выйду замуж, у Дани появится прекрасный отец. У меня случались увлечения, в монастырь я не уходила, но все мои поклонники чувствовали: что-то между нами не то. Теперь знаю что. Между нами была влюбленность, но не любовь. Она случилась со мной один раз и на всю жизнь.

Поселились с сыном в Нью-Йорке, я устроилась на радио «Свобода», работала достаточно успешно, подружилась с Сергеем Довлатовым, Иосифом Бродским, Петром Вайлем, Борисом Сичкиным. Довлатов описал мою историю в повести «Иностранка». Правда, вывел возлюбленного героини Бронислава Разудалова средней руки певцом. По поводу «средней руки» я не согласна, Магомаев был суперзвездой. Из-за этой повести переругался весь Квинс, многие узнали себя в героях. Я позвонила Сергею, тот сказал:

— Наверное, тоже хочешь меня обругать?

— Нет, хочу поинтересоваться: сколько мне причитается за использование моей истории?

— Вот это слова единственного нормального человека!

— Шучу, подари мне книжку с автографом, и если по ней поставят фильм, не забудь выплатить мой гонорар.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или