Полная версия сайта

Ирина Шевчук. Мои спасительные «Зори»

«Нам надо расстаться», — сказал Нигматулин. Слез не было, в голове крутилась одна мысль: «Талгат меня предал...»

Станислав Ростоцкий

Сначала комната Нигматулина и Коли Еременко находилась напротив нашей на пятом этаже, и я угадывала шаги Талгата в коридоре, а позже они переехали на четвертый, но я чувствовала любимого и на расстоянии, как будто мы были связаны невидимой ниточкой. Вот хлопнет дверь такси, я вздрагиваю и меняюсь в лице. Девчонки говорят: «Ну все, Талгат приехал». И начинают надо мной ржать. Проходит минут семь, и он действительно появляется в дверях.

А однажды Нигматулин надолго исчез. Не передать, как мне было плохо, мучилась, не спала ночами, сходила с ума. И вот как-то вечером слышу: такси подъехало — он! Но Талгат ко мне не поднялся, и я пошла к нему сама. Комната утопала во мраке, он лежал на кровати, я присела рядом:

— Нам надо поговорить.

— Нам надо расстаться... Меня разыскала Таня, она тяжело больна, положение безнадежное, я должен быть с ней рядом...

Таня — его первая любовь, они познакомились, когда Талгат учился в цирковом училище. Нигматулин, как и Коля Еременко, верность женщинам не хранил, так что долгим роман их не был. Но периодически Таня проявлялась в его жизни и, как потом выяснилось, манипулировала им, выдумывая несуществующие смертельные хвори. А для меня, восемнадцатилетней, те слова стали страшным ударом! В одну секунду мир рухнул, все почернело. Не помню, как встала, как дошла до своей комнаты и упала на кровать. Слез не было, в голове крутилась лишь одна мысль: «Он тебя предал!»

Было очень больно, но я, что называется, собрала волю в кулак и дала слово: на наших отношениях поставлен крест, я буду делать все, чтобы больше никогда не пересекаться с Талгатом. Выполнить такое обещание было нелегко — здание ВГИКа невелико, там все постоянно друг с другом сталкиваются. Но я старалась и едва заслышав голос Талгата, сворачивала в другую сторону.

Страдала так, что чуть не разрушила свое будущее: не могла репетировать, постоянно пребывала в жутком, угнетенном состоянии. Словом «депрессия» тогда не разбрасывались, но уверена, у меня была именно она.

Однажды мрачная иду из института. Вдруг кто-то хватает меня за руку. Обернулась и отпрянула: цыганка!

— Дай копеечку, я тебе погадаю!

— Отстань!

Знаю, что с цыганками связываться нельзя. Но она оттеснила к стене дома и говорит:

— Ничего мне не надо! Чего ж ты так горюешь?! Скоро все плохое позабудешь!

Вспомнила ее слова, когда судьба сделала подарок: Станислав Ростоцкий утвердил меня на роль Риты Осяниной в картину «...А зори здесь тихие». И началась совсем другая жизнь: в киноэкспедиции меня окружали новые, прекрасные люди. Талгат если и не забылся, то отошел на задний план. И меня это вылечило, любимая работа вообще лечит. А Нигматулин окончил ВГИК, вернулся в Узбекистан, стал сниматься, женился, развелся...

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или