Полная версия сайта

Ирина Шевчук. Мои спасительные «Зори»

«Нам надо расстаться», — сказал Нигматулин. Слез не было, в голове крутилась одна мысль: «Талгат меня предал...»

Ирина Шевчук с мамой Майей Павловной и папой Борисом Ивановичем

А как было не мечтать, если я прошла театральную школу Белокурова, который учил актеров не так, как Сергей Герасимов, у всех его студентов были хорошо поставленные голоса. Богдан оживился:

— У нас в Русском театре сейчас ищут героиню.

И через несколько дней сообщил, что все сладилось. Действительно, из театра пришла телеграмма: в начале нового сезона, в сентябре, я должна была приступать к репетициям. Меня вводили в спектакли на роли, которые играла жена главного режиссера Зинаида Дехтярева, давали общежитие, а в будущем обещали квартиру. Но я испугалась и не поехала. Ступка мне всю жизнь потом припоминал: «Вот дура!»

И в другой раз моему поступлению в театр помешал страх. Знакомый предложил Галине Волчек, чтобы меня прослушали на предмет поступления в труппу «Современника». Она согласилась, но я побоялась — передо мной в театр пришла Марина Неелова, выдающаяся актриса. Занервничала: как буду выглядеть на ее фоне? И отказалась — не хватило характера. А в третий раз мой муж Саша договорился о показе в Театре Советской армии. Помог Владимир Михайлович Зельдин, с которым мы выступали в программе «Товарищ кино». Тогда появилась идея возобновить постановку спектакля «А зори здесь тихие». Меня ждали, но я была беременна. Подумала: приду в сентябре, а в апреле уже рожать, введусь в спектакль и почти сразу уйду в декрет? Неудобно как-то. И не пошла. По большому счету, моя сценическая карьера так и не состоялась, хотя я и играла в Театре киноактера.

Кстати, именно там работал мой будущий муж, композитор, пианист, аранжировщик Александр Афанасьев, он руководил ансамблем театра, а также был музыкальным руководителем программы «Товарищ кино», с которой актеры объездили всю страну, собирали стадионы. Однажды и меня пригласили в компанию звезд, Саша репетировал со мной мой номер, аккомпанировал. Отношения между нами были дружескими, а в роман переросли на гастролях в Молдавии. В концертах тогда участвовал Вахтанг Кикабидзе, с которым Саша дружил. Вахтанг, известный сердцеед, конечно, подбивал клинья, но я про него все знала, никакой тяги к нему не было, а вот к Саше появилась. Однажды Афанасьев накрыл стол и пригласил меня отметить его день рождения. Подружки-актрисы удивились: «Вроде бы день рождения у Афанасьева совсем в другом месяце». Но вечеринка состоялась. И что-то в тот момент пробежало между нами, какой-то огонек вспыхнул, пошла химическая реакция...

Потом я вернулась в Киев, и начался телефонный роман: каждый день ждала его звонков. А когда уехала на съемки в Сибирь, Афанасьев, не испугавшись расстояния, моментально прилетел. И больше мы не расставались.

Интересно, что наш брак косвенным образом «благословил» все тот же Ростоцкий. На юбилейном концерте «Товарищ кино» мы все вместе столкнулись на лестнице, и он обратился к Саше: «Ну, давай познакомимся, — окинул Афанасьева внимательным взглядом и произнес: — А ты похож на меня в молодости...»

Для меня эти слова были очень важны. Станислав Иосифович и Саша потом подружились.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или