Полная версия сайта

Ирина Шевчук. Мои спасительные «Зори»

«Нам надо расстаться», — сказал Нигматулин. Слез не было, в голове крутилась одна мысль: «Талгат меня предал...»

Ирина Шевчук

Весь день снимали что-то другое, а вечером меня позвал Ростоцкий: «Сейчас мы с тобой посидим, поговорим». И почти до рассвета читал стихи: Ахматову, Цветаеву, рассказывал что-то о себе. Чуть позже мы сняли коварную сцену с двух дублей. По большому счету, всем, чего мне удалось достичь, я обязана Станиславу Иосифовичу. А еще моему учителю Владимиру Вячеславовичу Белокурову, ну и, конечно, родителям.

Отец родом из крестьянской семьи, окончил пединститут, преподавал математику и немецкий язык в школе, где и встретил мою будущую маму. Она была его ученицей. Впоследствии мама тоже стала учительницей — русского языка и литературы. Когда началась война, папу призвали во флот, математическое образование помогло освоить профессии связиста и шифровальщика. После Победы он так и остался во флоте. Они с мамой поженились. Папу направили на службу в Николаев, где появилась на свет их старшая дочь Светлана. Потом его перевели на Север, сначала он служил на подлодке, потом в штабе. Там, под Мурманском, в поселке Роста родились я и младшая сестра Людмила.

Мы, северные дети, часто болели, поэтому в начале шестидесятых отец решил уйти в запас и перебраться в теплые края. Тогда отслужившим военным предоставлялось жилье в любом городе — по желанию. Многие выбирали Севастополь или Одессу, но мама настояла на переезде в Киев, где у бабушки с дедушкой был частный дом в центре города. Первыми туда отправили нас с Людмилой, а родители задержались, дали возможность Свете окончить восьмилетку. С собой я потащила тяжеленный чемодан с красивыми камешками — мечтала стать геологом, собирала их на сопках и ни за что не соглашалась расстаться со своим богатством.

Поначалу в Киеве мне не понравилось: в школу приходилось ездить на троллейбусе, да и отношения ни с классом, ни с его руководительницей не заладились. Не приняли они в свой круг тихую, застенчивую новенькую. В Росте я училась на пятерки, а тут съехала на тройки. Дед, известный на Украине человек, герой-партизан, хватался за сердце: не знал, что делать. Мою жизнь скрашивали походы в Покровский женский монастырь и Владимирский собор в компании одноклассницы Наташи Гулевич, которая, как и я, была в классе изгоем. Во время службы на меня снисходило полное умиротворение и успокоение. А еще у Наташи, профессорской дочки, имелась дома прекрасная библиотека, и мы буквально проглатывали книгу за книгой.

Ну а когда в Киеве появились родители, мы переехали в новую квартиру и я пошла в другую школу. Началась новая жизнь. Я участвовала в самодеятельности, поскольку, по общему мнению, хорошо читала стихи. А еще пела в хоре. От былой застенчивости не осталось и следа, в старших классах совсем осмелела и записалась в театральную студию, которой руководили актеры Театра Ивана Франко. Три раза в неделю, поскорее сделав уроки, мчалась на Крещатик на репетицию очередного спектакля. А еще успела сняться в эпизодической роли в фильме «Гольфстрим» Владимира Довганя. Сначала меня даже рассматривали на главную роль, но внешне я не потянула на десятиклассницу («Цыпленок какой-то!» — сказал режиссер), так что пришлось просто посидеть за партой, поскольку фильм был о школе. В общем, жизнь бурлила!

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или