Полная версия сайта

Татьяна Мордюкова. Моя душа, моя любовь! Сестра!

Младшая сестра Нонны Мордюковой рассказывает о жизни и судьбе легендарной актрисы.

Вячеслав Тихонов и Майя Менглет

Но уж этот разрыв меня не удивил. Боря был здоровенным, обожал застолья, но при этом не работал, а все ждал вдохновения. Вместо того чтобы писать сценарий самому, мог, например, объявить дома конкурс на лучший рассказ среди нас, сестер. Боря потом мне говорил, что победила я, Люде — что она. Игрался, словом. Часто у него собирались друзья-грузины. А Нонна пропадала на гастролях, чтобы всех их прокормить. Сохранилось ее письмо: «Я устала нянчить мужа-алкоголика». Однажды ее терпение лопнуло, и она сказала Боре: «Все! Расходимся!»

Но вернусь к рассказу о своем незавидном положении. Сестра возвратилась домой глубокой ночью, когда я уже уснула. Утром открыла глаза, боюсь пошевелиться, чтобы не разбудить Нонну. Но слышу, она зевает и сразу берет быка за рога:

— Танька, ты что, беременна?

Просекала ситуацию с первого взгляда.

— Да, — отвечаю виновато.

— Ну и рожай! До двадцати семи лет оставалась девушкой, это же патология какая-то!

— Но отец ребенка не собирается жениться!

— Ну и черт с ним, мы поможем. А вдруг потом не сможешь родить?

Так на свет появилась моя старшая дочь Юля. Нонна навещала меня в роддоме, приехала выписывать. В такси лежал подарок — деревянная кроватка. Именно сестра приняла от нянечек на руки моего ребенка. Увидела Юльку и умилилась: «Ой, какая хорошенькая! — а потом к врачам повернулась: — Вот видите, какой мы товар производим!» Выводили нас из роддома через какой-то подвал, медсестра сообщила, что Нонну узнали и у выхода уже ждет толпа.

Год я не работала, каждый месяц Нонна и Наташа присылали мне, матери-одиночке, деньги — больше рассчитывать было не на кого. Отдала Юлю в ясли, думала, теперь-то смогу зарабатывать сама, но уже через три дня дочка попала в больницу с дизентерией. А я оказалась в той же клинике на операционном столе, мне ампутировали палец на ноге. Юля лежала в детском отделении, я ковыляла туда на костылях из своего. Повидаюсь с ребенком и назад. Однажды Нонна приехала навестить, увидела эту картину и сказала: «Танька, у тебя не жизнь, а сплошная достоевщина!»

Через какое-то время я встретила будущего мужа. Появилась на свет вторая дочь — Ириша, которую я назвала в честь нашей мамы. Совместная жизнь с ее отцом не сложилась, он крепко выпивал. Нонна опять меня очень поддерживала, копеечной зарплаты библиотекаря не хватало ни на что. Устроилась на работу в большую библиотеку заведующей детским отделением, добиралась туда на велосипеде, приспособилась так крутить педали, чтобы не нагружать пальцы ног. С деньгами стало получше. Но однажды попала под ледяной дождь. И снова больница. От переживаний за дочек, которых непонятно как растить, если отрежут ногу, у меня случился нервный срыв, легла в клинику неврозов. Скрывать это от своих коллег я, бесхитростная, не стала. И едва появилась в библиотеке, заведующая заявила: «Вы психически ненормальная, мы вас увольняем!» В слезах опять отправилась к Нонне, та тут же позвонила знакомому журналисту в «Комсомольскую правду». Газета вмешалась, и на работе меня восстановили.

В течение всей жизни мы с сестрой никогда не теряли друг друга из виду, при первой же возможности встречались.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или