Полная версия сайта

Наталья Гвоздикова. Берегите любовь

«Жариков никогда не хотел развода. Этого хотела я. Это я боролась со своей любовью к нему, но любовь победила».

Приехала в Киев с температурой, простуженная. Режиссер попросил заплакать — не получилось. В общем, была убеждена, что пробы провалила. Расстроенная, возвращалась в гостиницу, Жариков меня провожал. Мы молчали. Понимали, что не складывается, вот сейчас распрощаемся надолго, может быть навсегда. Вдруг Женя резко остановился, упал передо мной на колени и сказал:

— Я тебя люблю.

Мимо шли люди, но нам было все равно.

— Я тебя тоже...

А потом, не говоря больше ни слова, мы поднялись ко мне в номер...

На роль в «Рожденную революцией» меня, к счастью, утвердили.

Свои отношения мы скрывали. В курсе происходящего была лишь моя сестра. Я твердо решила расстаться с мужем, поэтому угрызения совести по поводу измены меня не мучили. Сказала ему, что хочу развестись, но муж в бешенстве крикнул: «Никогда!» Женин брак тоже нельзя было назвать счастливым. Понимая, какие сцены последуют, если он попросит развода, Жариков все откладывал объяснение с женой. Однажды, когда съемки переместились в Питер, Валентина к нему приехала. Я тогда была в Москве, и Жариков заявился с ней в гости к Миле. Это о нем многое говорит — прийти к моей сестре с женой! Видимо, Валентина не хотела отпускать его одного и потребовала взять с собой. Если на Женю давили, он не мог отказать. Его доброта порой оборачивалась, скажем так, мягкотелостью.

— Мне надо с вами поговорить, — сказал он Миле, улучив момент, когда Валентины не было рядом. Жариков пытался как-то объясниться. Однако Мила все это пресекла:

— Наташа — не девочка для легких отношений. На правах сестры я не позволю ломать ей жизнь. Женя, вы мужчина, вы старше и должны сделать выбор.

Но Жариков все тянул — мужчины часто пасуют перед такими решениями. Долго так продолжаться не могло, и однажды мы разругались вдрызг.

У меня началась депрессия. Видя это, Милина свекровь Ольга Владиславовна позвонила Мише Жванецкому: «Надо развлечь нашу девочку, повозить по городу, сводить куда-нибудь». И Миша откликнулся, стал брать меня в свои компании. Помню, как однажды познакомилась в гостях с Михаилом Барышниковым, он провожал меня до дома, по дороге мы играли в футбол консервной банкой из-под килек.

Назло Жене я стала встречаться с одним архитектором, он намеревался эмигрировать в Америку и звал с собой.

Собираюсь как-то к нему на свидание, а Мила, сев за стол, твердо так произносит:

— Нам надо поговорить.

— Некогда, у меня встреча.

— Я тебя не пущу.

Тут раздается звонок в дверь и входит Жариков:

— Наташа, выходи за меня. Не получается без тебя жить...

Смотрю я на Женю и думаю: ведь ты любишь его, глупая, и не нужен тебе никакой архитектор со своей Америкой!

Узнав, что муж уходит, супруга Жарикова грозилась, как рассказал Женя, подстеречь разлучницу и облить серной кислотой. Зная ее, он понимал: не шутит. Меня тогда ни на минуту не оставляли одну, кто-то обязательно находился рядом, охранял. Архитектор продолжал звонить, но каждый раз наталкивался на Ольгу Владиславовну, которая просила больше меня не беспокоить.

Так что если б не Мила, которая ту встречу организовала, не уверена, что мы с Женей остались бы вместе. Он развелся первым, я — следом. Бывший муж потом женился, родились дети. Иногда я проезжаю мимо нашей квартиры, Александр по-прежнему там живет. Но ни разу не захотелось увидеться, поговорить.

Я заревела от ужаса. «Как тебе не стыдно?! — расстроился Женя. — Когда Федя поранился, ни слезинки не проронил. А ты что натворила?»

Наши жизни разошлись раз и навсегда.

Много раз слышала историю о том, что авторы «Рожденной революцией» срочно «убили» мою героиню, потому что актриса Гвоздикова забеременела. Это неправда: Маша погибала в самом первом варианте сценария. Очень я по этому поводу переживала, тем более что у моей героини был реальный прототип и эта женщина дожила до преклонных лет. Я с ней познакомилась. Из-за моего «положения» просто пришлось ускорить съемки. Живот рос не по дням, а по часам. Режиссеру Григорию Кохану, который отдыхал на Балатоне, послали весточку: мол, пока ты отдыхаешь, Наташа наша станет мамой. Он тут же вернулся, чтобы доснять последние серии. Работали с утра до вечера. По этой причине мы с Жариковым не стали устраивать свадьбу, некогда было.

Параллельно я снималась на Украине в «Думе о Ковпаке» о легендарном партизане Великой Отечественной. Мой партнер Константин Петрович Степанков шутил: «Скоро в нашем партизанском отряде ожидается пополнение».

В общем, в «Думе о Ковпаке» я закончила сниматься на девятом месяце беременности, а в «Рожденной революцией» — за двенадцать дней до появления Феди на свет. Наш сын родился в начале августа, в Ильин день. Жениного отца звали Ильей, но называть ребенка в честь свекра я не захотела. Наши отношения не сложились с самого начала.

Женя не делил жилплощадь с бывшей супругой, все оставил ей, забрал лишь чемоданчик с инструментами. По ходатайству Министерства внутренних дел, патронировавшего «Рожденную революцией», нам разрешили приобрести трехкомнатный кооператив на Ленинском проспекте.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или