Полная версия сайта

Александр Стефанович. Пугачевочка. Развод

«У каждого началась своя жизнь, но этот раздел над нами висел и мы не знали, как к нему подступиться».

София Ротару и Михаил Боярский в фильме «Душа»

Это я тебе обещаю.

Я звоню Бородянскому: «Надо к Соне съездить».

Приезжаем в Ялту, встречаемся с Ротару:

— Сонечка, вот такая ситуация. Есть предложение тебе сыграть главную роль.

— Саш, как ты себе это представляешь? Люди скажут, что я подсидела конкурентку!

Стали ее уговаривать. Она сдалась:

— Ладно. Но вы меняете сценарий — полностью. И Кристина не должна играть мою дочку. От такого сочетания вся страна с ума сойдет.

Ударили по рукам. Мы с Бородянским стали переписывать сценарий. Вместо сюжета про восходящую звезду придумали про уходящую. Известная певица на гребне успеха вдруг принимает решение уйти. Но она приводит на свое место новых звезд. И это будет ансамбль «Машина времени», который я давно мечтал снять. Я рассказал Бородянскому, что Соня — очень мужественный человек, всю жизнь борется с тяжелым недугом. Этот мотив мы использовали в сюжете. Создавая новый сценарий, я ушел из нашей с Аллой квартиры и поселился в Доме творчества кинематографистов в Матвеевском. Это рядом с дачей Сталина.

Мне позвонила Валентина Максимовна:

— Александр Борисович, Пугачева спрашивает, когда продолжатся съемки.

Алла не стеснялась звонить женщине, которую принародно унизила!

Я ответил:

— Передайте Пугачевой — никогда. Все кончено.

Честно признаться, мне было жалко, что я не снял этот фильм. Особенно жалел о сценах с Кристиной. Недавно телевизионщики нашли эти кадры в архивах «Мосфильма» и показали. Сердце у меня защемило.

Пугачева тоже тяжело перенесла этот удар. Люди из ее окружения рассказывали мне потом, что она целую неделю пластом лежала на кровати и даже не отвечала на вопросы. А кто виноват в этой ситуации, кроме нее самой?

Мы с Бородянским работали как проклятые и через неделю сдали сценарий.

Картина, которую я собирался снимать с Аллой, называлась «Рецитал». А наш новый фильм получил название «Душа». Под ним нас снова запустили.

И вот объявляется первый съемочный день. Соня приезжает из Ялты, поселяется в гостинице. Ей звонят: завтра в десять утра вы должны быть в павильоне №1. Забегая вперед, надо сказать, что более ответственного человека, чем Соня Ротару, нет на свете. Пугачева другая, эти женщины — абсолютные антиподы.

Соня встает в семь, делает грим, прическу, собирается. Без четверти десять приезжает на «Мосфильм», получает пропуск, ровно в десять подходит к павильону и... «целует» замок. Потому что на «Мосфильме» съемки хоть и назначаются на утро, никогда в жизни так рано не начинаются.

Технические работники появляются часов в одиннадцать-двенадцать, а «творцы» в два часа дня, пообедав в ресторане Дома кино. Рассказывают анекдоты, раскачиваются, а потом только берутся за работу.

Я появляюсь на площадке и спрашиваю:

— Ну, как там наша новая артистка?

И слышу в ответ:

— Она рыдает в актерской комнате с десяти часов утра.

Я бегу к Ротару, понимая, что Соня, придя в десять и никого не увидев, подумала черт знает что. Что фильм, к примеру, закрыли. Или, может, Пугачева снова снимается, а ее втянули в гнусную интригу.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или