Полная версия сайта

Александр Стефанович. Пугачевочка. Развод

«У каждого началась своя жизнь, но этот раздел над нами висел и мы не знали, как к нему подступиться».

Фотопробы Аллы к разным эпизодам фильма «Рецитал»

А я знал, что повезу жену и дочку домой, поэтому выпил только бокал шампанского в начале, хорошо закусил и больше не пил.

— Это плохо, — мрачно произнес Сизов, — был бы ты поддавший, можно было бы списать все на пьяный бред, а поскольку ты в здравом уме и ясной памяти призывал вешать сотрудников КГБ, то тебе — крышка. На «Мосфильме» ты больше не работаешь, до свидания.

— Но, Николай Трофимович!

— С тобой, Стефанович, разговор закончен, — произносит Сизов и обращается к сероглазенькому: — Видите, этот гражданин больше к «Мосфильму» отношения не имеет. Меры по поднятому Комитетом вопросу мы своевременно приняли.

— Требую расследования и гласного суда!

— заявляю я.

— Можешь идти. Я тебя не задерживаю... — отвечает на это генерал Сизов.

Я прихожу домой совершенно убитый и рассказываю все Алле, самому близкому человеку. И жду, что любимая жена станет меня утешать: мол, бывает в жизни всякое, ты защищал мою дочь и не мог поступить иначе. Ничего, прорвемся. Но вместо этого слышу: «Сам виноват. Ты антисоветчик, всюду рассказываешь анекдоты про Брежнева. Не можешь держать язык за зубами? Думаешь, ты король? Ан нет! Вот тебя, наконец, и поставили на место».

Я смотрю на нее широко раскрытыми глазами, просто потеряв дар речи.

Во-первых, Алла несет чепуху, а во-вторых, скандалить я начал из-за ее дочки.

Тогда впервые и подумал: с кем же я связался? До этого у меня были идиллические представления о наших отношениях. Если бы Пугачева попала в какую-нибудь историю, я бы первым бросился на ее защиту. А тут она вела себя совершенно отчужденно.

Мы не повздорили, не перешли на повышенные тона, но у меня с глаз будто пелена спала. Именно тогда я пережил крах своих иллюзий в отношении Пугачевочки. Ведь как раньше считал: люди женятся для того, чтобы всю оставшуюся жизнь провести вместе. А тут ясно понял, что долго жить с Аллой не буду.

И на студии мое положение было безвыходным.

Фотопробы Аллы к разным эпизодам фильма «Рецитал»

Никакие заслуги, никакие миллионы зрителей у касс кинотеатров больше не учитывались. Раньше я только успевал закончить один фильм, сразу начинал писать другой сценарий. А тут — приношу одну заявку, вторую, третью — мне отказывают. Потом отзывают в сторону и говорят: «Ну, Саш, ты же понимаешь, с кем у тебя отношения испорчены? С ОРГАНАМИ! Что мы тут можем поделать?» Это продолжалось несколько месяцев. Я ходил весь черный от переживаний. Но пытался как-то выправить ситуацию. Пошел к Михалкову:

— Помогите, Сергей Владимирович!

— Н-н-ну, ладно, С-с-саш, не отчаивайся, с-с-сейчас позвоню... — сказал он и потянулся к «вертушке»: — Иван Павлович? Здравствуйте! М-м-михалков говорит. С-с-лушайте, что-то в-в-ваше ведомство нападает на м-м-моего соавтора.

Не т-т-трогайте его, хороший человек, я за н-н-него ручаюсь. Фамилия? Стефанович. Да, режиссер «М-м-мосфильма». Да? Ч-ч-то вы говорите? Понятно...

Поворачивается ко мне и произносит с некоторым удивлением:

— Саш, я н-н-ничего не могу сделать...

А звонил он зампреду Пятого управления КГБ, и чтобы тот отказал самому Михалкову! Я понял, что дела мои совсем плохи.

Жизнь между тем продолжалась. Мы с Аллой жили в одной квартире, ходили к каким-то знакомым, посещали Дом кино. А мой мозг бешено работал: неужели я не смогу победить эту страшную силу, которая на меня ополчилась? Как-то оказались с Пугачевой на дне рождения одного известного артиста цирка.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или