Полная версия сайта

Влад Топалов. Дыхание любви

«У меня появилась привычка подсчитывать потери. И чем дальше, тем чаще я приходил к выводу: моя жизнь — абсолютный ноль. Зеро...»

Ну, сменил две машины. А куда остальное ушло? Читал в газетах о том, что Юля Волкова родила второго ребенка, и спрашивал себя: ну а ты, ты что успел? Есть у тебя хоть кто-то, кто тебя любит? И чем дальше, тем чаще приходил к выводу: моя жизнь — абсолютный ноль. Зеро. Пустота.

Понимал, что надо ее менять. Но сделать это в одиночку практически невозможно. Наркотики легко раскрывают объятия, а вот выпускают непросто. Кого просить о помощи? Родителей? Я неделями не звоню маме, не вижу отца... Друзей? Но те, кто остал­ся со мной рядом, сами нуждаются в помощи... Не знаю, сколько я ходил бы по этому замкнутому кругу, если бы однажды не встретил ее. Олю Руденко.

Мы познакомились в клубе «Метелица».

Стали встречаться, и тут выяснилось одно «но»: Оля работает пиарщицей у Сергея Лазарева. Пару раз папарацци нас сфотографировали вместе, и эти публикации попались на глаза Сереже. Тот, после всех моих закидонов, воспринял мою дружбу с Олей не совсем адекватно: «Топалов хочет что-то обо мне выведать».

У меня такого и в мыслях не было! Но Сергей не поверил.

— Лазарев меня выгнал, — сообщила Оля спустя несколько недель после начала нашего романа.

— Ну так давай ко мне, — предложил я. — Работу ты потеряла, считай, из-за знаком­ства со мной. Возьму тебя с удовольствием. Профессионалы мне нужны.

— А ты чем-то занимаешься? — вроде бы в шутку подколола Ольга.

— Танцуешь? Поешь?

— Ты тоже считаешь, что Топалов без Лазарева ни­что? — вспылил я.

— При чем тут Лазарев? Я совсем о другом.

Если бы почувствовал в словах Оли хоть намек на презрение, никогда не продолжил бы этот разговор. Но было видно: она очень хочет помочь. И тогда пообещал Оле:

— Поверь, я завяжу.

— Знаю, — просто ответила она.

Оля не оставляла меня одного ни на минуту. Когда начиналась ломка и я становился взвинченным, нервным, Оля сажала меня в машину и везла в спортзал. Выползал оттуда в полном изнеможении, намотав километры на беговой дорожке.

Несколько раз все-таки случались срывы.

Когда начиналась ломка, Оля везла меня в спортзал, где я занимался до полного изнеможения

Как ни следила за мной Оля, я с изобретательностью бывалого наркомана делал заначки. Однажды, поняв, что я снова под кайфом, она перерыла всю квартиру, нашла мои запасы и сказала:

— Сейчас спущу их в унитаз!

— Ты хоть понимаешь, сколько это стоит?! — закричал я.

— Неужели дороже, чем твоя жизнь?

Я наблюдал, как сотни долларов исчезают в бурлящей воронке унитаза, и чувствовал страшную ненависть к Оле. До самого утра не сказал ей ни слова. А она как ни в чем не бывало сообщила: «Мы сегодня едем к твоей маме».

Я долго сопротивлялся, но все-таки поехали.

И вот выходной день, сам бог велел оттянуться как следует в каком-нибудь клубе, а я, чувствуя себя полным дураком, сижу на маминой даче, смотрю телек и играю в «Мафию». Увидев, что я на грани, взорвусь с минуты на минуту, Оля взяла волейбольный мяч и потащила меня играть. Наркоман в стадии выздоровления — как ребенок. Его надо постоянно отвлекать.

Вскоре я стал получать удовольствие от свежего воздуха, занятий спортом, общения с семьей. Буквально ожил и по совету мамы даже поступил в Институт современного искусства на эстрадно-джазовое отделение. Но самое главное — зависть и злость, которые сжигали меня изнутри, исчезли.

Как-то мы с мамой оказались на даче одни. Она подошла ко мне, обняла и вдруг говорит:

— Владюш, прости меня.

— За что?

— За все, что тебе пришлось пережить. Я не должна была оставлять тебя с отцом. Ты был еще маленьким и нуждался во мне, но я этого не понимала. Теперь мы всегда будем вместе, никуда тебя от себя не отпущу.

Однажды мне приснился сон: я иду по дороге, впереди вижу дом, открытое окно, а в нем — мама. Хочу к ней бежать, а ноги не несут. Хочу крикнуть — голоса нет. Протягиваю руки и вдруг замечаю, что они в татуировках. Я прочел надпись — Forever strong. В тот же день, проснувшись, отправился в салон и воплотил сон в реальность.

Выздоравливал я медленно. Но постепенно настоящая жизнь стала вытеснять химический туман, в котором я провел последние несколько лет. Этот трудный путь мы прошли вместе с Олей. Но, видимо, на борьбу с наркозависимостью ушли все наши силы. На любовь их уже не осталось. Однажды Оля сама решила поставить точку: «Давай останемся друзьями. Работать на тебя буду, а личные отношения лучше не продолжать».

На том и порешили.

Известно, что умный учится на чужих ошибках, а дурак делает свои. Это сказано обо мне. Главное: хотя бы так, с потерями, но чему-то я научился. Уже два года не притрагиваюсь ни к алкоголю, ни к наркотикам.

Как ни странно, после расставания с Олей я не погрузился в привычную депрессию.

Возможно потому, что у меня снова появилась семья. Сейчас провожу каждую свободную минуту с мамой и ее мужем Кириллом. У нас прекрасные отношения. А еще я очень люблю свою сестру Анечку, ей уже два года. Кирилл очень хотел детей, но мама никак не могла забеременеть. Семь лет они ждали и надеялись. Когда это, наконец, произошло, я был так горд за маму! Ребенок сильно все поменял, у них даже лица по­светлели. А для меня нет большей радости, чем держать на руках сестренку. Это мое маленькое счастье.

А вот с отцом мы, к сожалению, почти не общаемся...

Как-то вечером раздался телефонный звонок: «Приглашаем вас на роль в антре­призном спектакле «Результат налицо». Конечно, были со­мнения — я ведь не профессиональный актер. Но мама буквально заставила меня согласиться и оказалась права.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или