Полная версия сайта

Юлия Косарева. Мой друг Лелик

Новость о разводе знаменитой актерской пары моментально облетела если не всю Москву, то театральную — точно.

Олег Табаков

— Тут же хорошее, давай возьмем.

— А вон там дешевле.

Удивляюсь:

— Всего-то на рубль, у Табакова, что, нет денег?

Люся ответила:

— Я хорошо знаю, как тяжело Олегу достаются деньги. Он платит за работу своим здоровьем — очень высокая цена.

Заботилась о нем по-матерински. Мне иногда казалось, что у Люси трое детей: Антон, Саша и Олег Павлович.

Лелик любил поесть, это была его фишка, а Люся — чудесная кулинарка. В доме часто собирались гости. Однажды позвонил известный режиссер и попросил разрешения привезти к ним на обед Марчелло Мастроянни, который тогда снимался в Москве. Режиссер прекрасно знал, как вкусно готовит Люся. И Мастроянни отобедал у Табаковых. Остался очень доволен, да никто в этом и не сомневался.

Когда гости хвалили стряпню жены, Олег улыбался и говорил: «А у нас всегда так!» Жаль, нельзя передать его интонацию — это надо слышать. То ли ирония, то ли хвастовство сквозили в его словах — не понять, что в них вкладывал. Но чувствовалось, какая же это все-таки вкуснятина.

Сам он обожал делать запасы. Как-то приезжаю в гости. Они жили в районе метро «Аэропорт». Табаков говорит: «Сейчас я тебе кое-что покажу». Открывает шкафчик, забитый банками с разными невиданными заморскими деликатесами, которые он привозил из-за границы.

Иногда Олег выдавал что-нибудь из своих волшебных закромов к столу, но далеко не каждый день. Когда мы жили у них на даче, привозил порой разные коробочки, баночки. Как-то спускается со второго этажа, где был его кабинет, и несет коробку «Вишни в шоколаде». Антон сразу кинулся смотреть срок годности, можно ли конфеты есть — у отца часто попадались просроченные деликатесы. Эх и весело жили!

По Люсиной инициативе они семь раз переезжали: улучшали жилищные условия. Олегу это было в тягость, даже в интервью сетовал на то, что семья слишком часто кочует с места на место. Но вообще-то все связанные с этим трудности и последующие ремонты Люся взваливала на себя.

Однако вернемся в шестидесятые. Второе января 1965 года. Дома на столе нашла записку от мужа: «Уехал, мы расходимся». У нас и до этого случались всякие передряги, в конце концов я узнала, что он влюбился в мою бывшую приятельницу, с которой вместе работал в театре. Кому звоню? Конечно Табакову! Он произносит только одно слово: «Приезжай!»

Но теперь меня не нужно было успокаивать, как в случае с первой саратовской любовью. Я не плакала. Давно уже поняла: любая потеря лечится работой. Олегу объяснила, что в Театре Моссовета мне тяжело, потому что там муж и женщина, в которую он влюбился. Попросила, чтобы поговорил с Ефремовым о моем дебюте в спектакле «В день свадьбы». Тогда это входило в моду: молодые артисты могли попросить дебют в театре. Спектакль, о котором идет речь, шел и в «Современнике», и в «Ленкоме». Сказала Лелику, что хотела бы показаться худсовету «Современника» и Олегу Ефремову. Табаков ответил, что это может получиться.

Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...




Комментарии




Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или