Полная версия сайта

Иван Агапов: «Мне до сих пор снятся Абдулов и Янковский»

Артист Иван Агапов, много лет деливший гримерку с Александром Абдуловым и соседствовавший с Олегом Янковским, рассказывая о них, нет-нет да и переходит на настоящее время.

Олег Иванович Янковский с сыном Филиппом и женой, актрисой «Ленкома» Людмилой Зориной

Помню, пришел Олег Иванович в театр и говорит: «Позвонили, предложили сняться в рекламе «Вольво». Сказали, расплатятся новой машиной». Этот автомобиль по тем временам стоил бешеных денег, не каждый мог себе позволить. Сам Янковский ездил на каком-то подержанном праворульном моторе, пригнанном из Японии. Как раз в тот вечер давали «Чайку», где у Янковского—Тригорина такой текст: «У меня нет своей воли... У меня никогда не было своей воли...» Мы начали его поддразнивать: «У меня нет «вольвы». У меня никогда не было своей «вольвы». Долго еще Олег Иванович ходил по кулисам в задумчивости, но в результате сниматься в рекламе отказался. Хотелось ему новую машину, очень хотелось, но имидж оказался дороже.

В какой-то момент и его, и Абдулова потянуло в режиссуру. Сперва, если память не изменяет, это случилось с Александром Гавриловичем, а следом и Олег Иванович присоединился. Фильмы у них получились совсем разные. «Бременские музыканты & Co» Абдулова сняты динамично, зрелищно, ярко, с массой спецэффектов. Не кино, а брызги шампанского! А режиссерским дебютом Янковского стала трогательная новогодняя сказка «Приходи на меня посмотреть», где все сдержанно, камерно, психологически тонко. Каждый проявил некую грань своей личности в том фильме, который он снимал.

— Вам приходилось наблюдать артистов в домашней обстановке?

— Олега Ивановича — никогда, он был достаточно закрытым человеком. К Абдулову же в загородный дом судьба заносила. Там жили его близкие, а еще собаки, которых Александр Гаврилович обожал. Помню, когда завел овчара, все шутил: «Я своего в армию отдал». То есть определил его в кинологическую школу, где занимались дрессировкой. Потом я поинтересовался:

— Твой из армии вернулся?

— Вернулся, но, по-моему, такой же дурак, как и был, — засмеялся Александр Гаврилович. — Но меня стал любить еще больше.

Абдулов позволял своим собакам абсолютно все. Даже если ругался на повышенных тонах «Что это такое, что вы наделали?!», в глазах светилась такая любовь и нежность, что четвероногие знали: сейчас хозяин немного покричит, а потом угостит чем-нибудь вкусненьким. Если, не дай бог, кто-то из псов заболевал, об этом знал весь театр и пол-Москвы в придачу. На борьбу с болезнью кидались такие чудовищные финансовые, организационные, человеческие и прочие ресурсы, что собака просто обязана была выздороветь.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или