Полная версия сайта

Иван Агапов: «Мне до сих пор снятся Абдулов и Янковский»

Артист Иван Агапов, много лет деливший гримерку с Александром Абдуловым и соседствовавший с Олегом Янковским, рассказывая о них, нет-нет да и переходит на настоящее время.

Александр Абдулов

Мы еще не были представлены, просто сидели рядом, ожидая команды «Мотор!». Вдруг Александр Гаврилович говорит: «Вчера ночью в гостинице уронил со стола банку со сгущенкой. До шести утра не спал, пытаясь оттереть ее с ковра». Я был потрясен. Представил, как заслуженный артист, небожитель, рядом с которым у меня, студента, руки-ноги тряслись, всю ночь счищает ножом какую-то сгущенку, чтобы не засохла. А потом меня взяли в труппу и я уже репетировал с ним «Поминальную молитву», в которой Абдулов не побоялся выйти из амплуа героя-любовника и предстать перед зрителями в образе жалкого неудачника Менахема, странного, смешного и трогательного. Они с Марком Анатольевичем придумали нелепый грим, нелепый костюм, работали над острой характерностью. Нашлись те, кто роль не принял, но впоследствии оказалось, что это одна из лучших работ Абдулова в театре.

С Олегом Ивановичем на съемках «Убить дракона» у меня не было совместных сцен, и встретились мы только на премьере. Он был настолько аристократичен, что страшно было обратиться и просто сказать: «Здрасьте, Олег Иванович, вот я — молодой артист Агапов...» Но уже после нескольких репетиций «Чайки», где он играл Тригорина, а я Медведенко, Янковский сам начал ко мне подходить — что-то советовал, делал замечания, иногда даже хвалил: «Хорошо сегодня работали, Агапов, хорошо». И я понял, что внешняя неприступность — в некотором роде маска, за которой кроется душевное участие в судьбе театра. Возможно, даже более сильное, чем у Абдулова, который мог бросить похвалу на ходу и помчаться дальше. А Олег Иванович анализировал и охотно делился тем, что знал в профессии. Не жалея на это времени.

— Все в один голос говорили, что он настоящий эстет. Костюмеры с гримерами находили Янковского в театре по запаху дорогого табака...

— У него был прекрасный вкус, он умел одеваться, любил хорошие машины, дорогой виски... Но и Александра Гавриловича нельзя обвинить в безвкусии. Просто если первый позиционировал себя как аристократа-интеллектуала, то второй все время пребывал в модном молодежном тонусе. Кидался в любое начинание, ему был важен сам процесс. Безудержная энергия подталкивала Абдулова то устраивать благотворительный фестиваль «Задворки», то создавать «Театрально-концертное объединение «Ленком», то выкупить выпавший из репертуара спектакль «Бременские музыканты» и объездить с ним все города-миллионники, а заодно Азербайджан, Армению и Израиль. Он соглашался сниматься в нескольких фильмах одновременно по принципу: пусть даже два из них получатся так себе, зато один выстрелит. Янковский, напротив, к выбору материала подходил крайне придирчиво. Предпочитал годами не сниматься, но когда соглашался — попадал точно в десятку. Он несколько дистанцировался от бизнеса, политики, рекламы — всего того, что процветало в девяностые годы.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или