Полная версия сайта

Иван Агапов: «Мне до сих пор снятся Абдулов и Янковский»

Артист Иван Агапов, много лет деливший гримерку с Александром Абдуловым и соседствовавший с Олегом Янковским, рассказывая о них, нет-нет да и переходит на настоящее время.

Юлия Абдулова с дочерью

Драматизм состоял еще и в том, что последняя роль Олега Ивановича в театре — одного из женихов в гоголевской «Женитьбе», отставного моряка Жевакина — была острокомедийной. Молодые артисты после сдачи спектакля, которая состоялась еще до болезни, делились друг с другом: «Янковский со Збруевым распоясались так, как редкий студент позволяет себе в курсовом спектакле». Яркий буффонадный рисунок роли, полный юмора и эксцентрики, был сделан психологически тонко. При этом на сцену выходил тяжело больной человек.

— Говорят, когда после возвращения из Германии Янковскому принесли сшитый к премьере костюм Жевакина, актер в нем просто утонул.

— Помню, в какой-то сцене взял его под руку, а руки-то, собственно, и нет, осталась спичка — настолько исхудал за время болезни... На последнем спектакле он скверно себя чувствовал. Нехорошо стало еще перед началом, в гримерной, но все равно поднялся на сцену и блестяще отыграл роль. Потом даже вышел на поклоны. А поскольку актер неотделим от своего персонажа, все происходящее придало необыкновенный трагизм его несчастному Жевакину. Финальный монолог, в котором есть такие слова: «Как жаль уходить от вас. Прощайте», в тот вечер прозвучал неожиданно скорбно. И в зале, и за кулисами все плакали.

— Как театр пережил эти потери и пережил ли?

— Сложно сказать. Естественно, уход артистов такого масштаба — тяжелый удар. Но Марк Анатольевич так устроил «Ленком», что он продолжает жить, как бы жестоко это ни звучало. На втором этаже нашего здания на отдельной стене вывешены портреты ушедших. Раньше там было всего три фотографии — Ивана Берсенева, Софьи Гиацинтовой и Константина Симонова. А сейчас вся стена в портретах: Григорий Горин, Олег Шейнцис, Татьяна Пельтцер, Евгений Леонов и, конечно, Олег Янковский с Александром Абдуловым. Каждый из этих незабываемых артистов внес в становление «Ленкома» свой неоценимый вклад, вложил душу.

Знаете, мне до сих пор снятся и Александр Гаврилович, и Олег Иванович. В соседней гримерной Александр Викторович Збруев по-прежнему все свои цветы, подаренные зрителями после спектаклей, оставляет на столике Янковского. Если в комнате для переодевания возникает какая-то пауза, не бывает такого, чтобы кто-нибудь не заговорил: «А помните, когда не пришел Джигарханян и спектакль отменили за пять минут до начала, Александр Гаврилович повел всех в буфет?», «А помните, как играли премьеру «Женитьбы» в Саратове?»

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или