Полная версия сайта

Сладкая тайна Алексея Абрикосова

Эта история напоминает захватывающий детектив, где нашлось место и шпионажу, и обману конкурентов, и даже подкупу.

Интерьер одного из магазинов Абрикосова

— В продаже коробки с цукатными ассорти, — продолжал Вольдемар. — Но самое главное, это fruit confit! Их буквально сметают с прилавков: по сравнению с французскими они значительно дешевле. И по мнению публики, превосходят их по вкусу. На ура уходят и жестяные банки с карамелью из какой-то крымской дички. Говорят, жуткий ажиотаж и в магазине на Тверской.

Гейс был потрясен. Как он мог не заметить, что творится под носом?

— Немедленно позови братьев и Карла! — потребовал родитель.

Вольдемар бросился за братьями Юлиусом и Оскаром и зятем Карлом Профетом, которых кондитер привлек к управлению фирмой. Когда молодые люди вошли в кабинет, Юлий Федорович молвил: «Садитесь, господа, нам есть о чем поговорить. Думаю, Вольдемар уже ввел вас в курс дела... Мы предлагаем покупателям более ста наименований товара. Наша фабрика оснащена лучшим инвентарем из Германии: гидравлическими прессами, мельницами-дробилками, машинами для обжарки кофе. Исходное сырье — какао, тростниковый сахар, орехи, фрукты — закупаем в Берлине и Лондоне. Но Абрикосов нас все-таки обыграл. Как такое могло случиться? — Сыновья и зять подавленно молчали. — А я объясню, — продолжил Гейс. — Он применил в кондитерском деле свои «чайные» знания: не покупает фрукты для производства, а сам их выращивает. Да и в смелости ему не откажешь: вторгнуться в сферу, где французы всегда слыли непререкаемым авторитетом... Нужно быть или большим авантюристом, или очень дальновидным коммерсантом. Ведь эта французская диковинка — фрукты в глазури — вершина кондитерского мастерства».

Гейс, обычно легкий и шустрый, тяжело поднялся, подошел к окну и, нервно постукивая по стеклу кончиками пальцев, принялся разглядывать любимые гвоздики. Теперь-то он понимал, почему за последние дни у него вдруг резко упал объем продаж карамели. Хотя обычно «Эйнем», «Театральная», «Дюшес», «Бенедиктин», «Земляничная» пользовались огромным спросом: конфетки были очень дешевы — копейка за несколько штук. Но похоже, неказистая крымская дичка придала абрикосовской карамельке более замысловатый вкус. Вот покупатель и предпочел ее...

«Мы тоже откроем производство в Крыму, — задумчиво проговорил Юлий Федорович. — Но не будем изменять себе и в отличие от Абрикосовых займемся фруктами, глазированными в шоколаде. Хотя время... Время, конечно, упущено».

Через несколько лет по соседству с абрикосовскими корпусами вырос симферопольский филиал «Эйнема». Гейс начал производить сливу, вишню, грушу в шоколаде, а также мармелад и цукаты. Вскоре на имя управляющего крымской фабрики Абрикосовых из Москвы пришло письмо: «Малой скоростью выслали вам три ящика цукатов от Эйнема, Жукова и братьев Кудрявцевых. Рассмотрев все три образца, пришли к убеждению, что наша фрукта в сахаре против конкурентов слишком хороша...»

Открывавшиеся по всей необъятной России — от Одессы до Владивостока — роскошные фирменные магазины стали еще одним доказательством первенства Абрикосова в своем бизнесе. Надолго запомнился его нестандартный рекламный трюк: в газетах вдруг появились объявления о том, что фирма набирает на работу девушек, представляющих коренное население каждого региона: в одесские и киевские филиалы только брюнеток, в петербургские и новгородские — блондинок, в иркутские и владивостокские — шатенок. Увидев подобную рекламу, толпы заинтригованных мужчин ринулись в магазины проверять, правда ли это.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или