Полная версия сайта

Сладкая тайна Алексея Абрикосова

Эта история напоминает захватывающий детектив, где нашлось место и шпионажу, и обману конкурентов, и даже подкупу.

Юлиус Гей

Манящий запах сладостей чувствовался за квартал. Они вошли в первое же кафе, оказавшееся известным в городе заведением мадам Арнетт, сели за столик и огляделись. Кондитерская, отделанная деревянными панелями, украшенными пухлыми ангелочками, напоминала нарядную бонбоньерку. В массивных буфетах прятались коробки с бисквитами и наборы шоколадных конфет ручной работы. Прилавок ломился от миниатюрных пирожных, профитролей с заварным кремом, клафути с вишней, ореховых птифуров и круассанов с джемом. Отдельную витрину занимали фруктовые десерты: мармелад из айвы, фаршированные марципаном финики, трюфели с вяленой вишней, яблоки в карамели, желе из клубники в шампанском. Были тут, конечно, и вожделенные фрукты в глазури. Глянцево блестя в деревянных сотах, они напоминали россыпь драгоценных камней. На пробу заказали груши и персики.

— Да, это действительно того стоит, — шепнула мужу Анночка, смакуя во рту вкус сочной мякоти.

— А почему ты шепчешь?

— Не знаю, чувствую себя шпионкой.

Оба были еще очень молоды, любили друг друга, и вся эта детективная история казалась им занимательной игрой.

— Нет такой тайны, которую нельзя раскрыть, — назидательно заметил Иван, расправившись с очередным персиком в глазури, и просветил жену, как изобрели пастилу. Анночка узнала, что появилась она на Руси еще в XIV веке. Для ее приготовления взбивали добела пюре из печеных яблок, добавляли мед и яичный белок. Несколько столетий рецепт хранился в тайне, но французские кондитеры разгадали его и даже усовершенствовали, добавив в яблочную массу не обычные белки, а взбитые. Так на свет появился французский брат пастилы — зефир.

— Хочешь сказать, что теперь наша очередь раскрыть французские секреты?— лукаво улыбнулась жена.

— Почему бы и нет?

Однако сделать это оказалось совсем не просто. Иван посетил несколько кондитерских фабрик, но в цеха, где производили фрукты в глазури, иностранцев не пускали. Купеческого сына поразило, как тщательно французы оберегают рецептуру своего классического десерта.

Поскольку дело с мертвой точки пока не двигалось, Абрикосов съездил в Бельгию и закупил дробилки для измельчения сахарного песка в пудру, формовочные машины и линии для производства мармелада. А вернувшись, приобрел то, что требовалось для изготовления фруктов в глазури: медные варочные котлы и сетки для просушки. Азартный и деятельный, Иван не думал отступать. «Кондитеров много, кто-нибудь да проболтается», — резонно думал он, решив не стучаться больше в закрытые двери фабрик, а обратить внимание на небольшие кондитерские.

Болтая с официантами и владельцами кафе, Иван нет-нет да и вставлял вопросик-другой о том, как производят «эту прелесть», какой сироп готовят для тех или иных плодов или ягод, как долго они в нем томятся. Разговорчивые французы охотно вступали в беседу с респектабельным русским господином. Формально особых тайн никто из них не выдавал, но крупицы нужной информации Иван из бесед все-таки выуживал.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или