Полная версия сайта

Сладкая тайна Алексея Абрикосова

Эта история напоминает захватывающий детектив, где нашлось место и шпионажу, и обману конкурентов, и даже подкупу.

Цех для сушки готовой продукции

Алексей Иванович был очень доволен сыном. Молодой, амбициозный, он унаследовал от отца коммерческий дар и с жаром отдавался семейному делу, перспективы которого завораживали.

— А что с фабрикой? — поинтересовался Иван.

— Строится. И похоже, место выбрано идеально, — с удовольствием начал Алексей Иванович. — Сырье будет поступать с Южного берега Крыма, а также из местных садов, которые покрывают всю пойму воспетого Пушкиным Салгира. Рабочая сила под рукой, поблизости и Петровский фонтан — он снабжает Симферополь пресной водой.

— А помните, папа, с чего все начиналось? — спросил вдруг Николай. — Рынок на Болотной площади, на котором вы выбирали ягоды для начинок, гужевой транспорт, состоящий из одной лошади, цех у вашего дома на Варварке?

— Все с этого начинали, — улыбнулся Алексей Иванович. — Вот и Григорий Николаевич Борман основал фирму, как сам выражается, «в весьма скромных размерах»: на Невском открыл небольшую мастерскую с ручной машиной для выделки шоколада. А Фердинанд Эйнем сколотил первый капитал на поставках в армию пиленого сахара в Крымскую войну.

В 1880 году фабрику на берегу Салгира достроили. Каменные одноэтажные корпуса с шиферными крышами соединялись между собой рельсовыми путями. Завезли французские медные котлы для варки, паровую машину «для протирания теста из фруктов», позволившую механизировать производство мармелада и пастилы.

Следующей весной на фабрику начали поступать крымские дары: в селе Булганак скупили весь урожай абрикосов, одной вишни на рынках полуострова в день забирали до ста пятидесяти пудов. За лето 1881 года цеха переработали двадцать тысяч пудов свежих плодов. Радости местных садоводов не было границ: наконец-то в Крыму появился серьезный покупатель их скоропортящегося товара.

На следующий год приступили наконец к глазированию. Плоды отбирали без единого пятнышка — идеальная свежесть была залогом качества. Крупные фрукты — яблоки, груши, айву — очищали и нарезали дольками, мелкие оставляли целыми, сохраняя плодоножку. Использовали даже арбузы и дыни — у них глазировали лишь твердую часть мякоти.

На новое предприятие, оснащенное по последнему слову техники, даже начали водить экскурсии из местных школ. Особый интерес у детей вызвала машина, закупоривающая жестянки. На глазах у изумленной публики агрегат запустили, и мастер-француз за несколько минут приготовил до десяти герметически закатанных банок.

В одном из цехов гимназистам показали, как в медных котлах варят варенье: из кизила, барбариса, айвы, мирабели, вишни, белой и розовой черешни — до ста пятидесяти пудов в день. В цехе термообработки готовили компоты и глазированные фрукты. Еще два зала предназначались для охлаждения и хранения.

Во время экскурсии школяров знакомили с историей знаменитой кондитерской династии. Они узнали, что восходит она к 1804 году. Тогда у помещицы села Троицкого Пензенской губернии Анны Левашовой имелся крепостной кондитер Степан, поставлявший к барскому столу различные лакомства, в том числе варенье и пастилу из абрикосов, собранных в хозяйском саду. Тот Степан и стал основателем «сладкого дела» Абрикосовых, когда отпустила Левашова его «походить по оброку» в Москву.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или