Полная версия сайта

Павел Дмитриченко: «Все, что нас не убивает, делает сильнее»

Эксклюзивное интервью бывшего солиста Большого театра, осужденного по делу о нападении на Сергея Филина — о тюрьме, воле, свадьбе в колонии и уверенности, что спустя годы всплывут новые подробности этой криминальной драмы.

Павел Дмитриченко

— Павел, что вы собираетесь делать? Продолжите балетную карьеру?

— Я прочитал в новостях официальное заявление Большого театра, что театр готов меня принять на общих основаниях, для этого нужно пройти конкурс.

В Большой пришел прекрасный генеральный директор — Владимир Урин. Он действительно профессионал! Театр Станиславского поднял с колен и сделал одним из ведущих в России, Большой стал при нем расцветать. А новый художественный руководитель Махар Вазиев — просто подарок для артистов. Это сильный духом творческий авторитет с прекрасным балетным вкусом. Под таким руководством мечтают работать многие артисты.

Одиннадцать лет я танцевал на главной сцене Большого театра ведущие партии. Конечно, три года отсидки непросто дались. Но старался держать себя в форме: в колонии занимался приседаниями с утяжелителем, со штангой. Однако самым важным там было сохранить здоровье. А это сделать очень сложно. В первые же месяцы в следственном изоляторе у тебя начинают откалываться зубы из-за нехватки солнечного света. Первый год я находился в каменных стенах, на прогулки выводили редко. Камера три на два, ты мечешься от стены к стене как животное, запертое в клетке. Плохо станет — никого не дозовешься, врачей к тебе не пустят. Хорошо хоть лекарства передавали друзья. Это большое испытание. Даже один день, проведенный в тюрьме, многие сравнивают с каторгой. Самое тяжелое, что ты ограничен в свободе. Но главное — быть психологически свободным внутри. И тогда любое испытание можно пройти.

Знаете, в колонии я за один день бросил курить: дал себе установку — и все! А до этого был злостным курильщиком с четырнадцати лет. И вот что интересно: мне в колонии почему-то перестали сниться сны — вообще. И плохие, и хорошие. Я был запрограммирован пройти этот путь человеком и человеком остаться.

— Вы как Робинзон Крузо: после кораблекрушения попали на остров, и многие привычные вещи исчезли...

— Ничего страшного. Ведь когда в квартире отключают на месяц воду, вы начинаете греть ее в кастрюлях. Человек ко всему приспосабливается. Я неизбалован, у меня не было «ломки», что не вожу машину, не смотрю телевизор. Зато много читал. Томик стихов любимого поэта Есенина, философскую вещь «50-й закон власти». Меня поразила книга Робина Шармы «Монах, который продал свой «феррари». Она научила избавляться от негативных мыслей, наслаждаться каждым мгновением жизни, не зацикливаться на негативе.

Единственное, чего не хватало, — это общения с близкими. А что касается планов на будущее... Всем молодым танцовщикам педагоги первым делом говорят: «Думайте о пенсии!» Артисты балета выходят на нее в тридцать восемь лет. На сегодня я дипломированный педагог-хореограф. Еще учусь заочно на втором курсе юридического факультета и в другом институте на третьем курсе менеджмента, так что скоро у меня к одному высшему образованию прибавятся еще два. Мне нравится учиться и впитывать в себя новые знания. Но уверен, что в ближайшее время так или иначе моя профессия будет связана с балетом. Сейчас занимаюсь здоровьем родителей. Эта история их подкосила, отцу требуется серьезная операция.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или