Полная версия сайта

Павел Дмитриченко: «Все, что нас не убивает, делает сильнее»

Эксклюзивное интервью бывшего солиста Большого театра, осужденного по делу о нападении на Сергея Филина — о тюрьме, воле, свадьбе в колонии и уверенности, что спустя годы всплывут новые подробности этой криминальной драмы.

Павел Дмитриченко и Николай Цискаридзе

Потом взялись за мотив ревности. Его с удовольствием подхватили СМИ: молодая балерина Анжелина Воронцова, неравнодушный к чарам девушки Филин и ревнивый злодей Дмитриченко. Любовно-криминальное либретто для небольшого балета. Но и этот мотив отпал. Анжелину приплели к делу, потому что она была ученицей Николая Цискаридзе. А поскольку у нас с ней были хорошие отношения, решили все красиво «увязать» в один узел. История получилась бы, если бы я не выдержал угроз, постоянного давления и дал показания против Цискаридзе, как хотел следователь. Поскольку от меня этого не добились, последнего звена в цепочке не хватало...

Остался третий мотив — якобы я хотел занять место худрука. Но и тут вышел облом. Мне было двадцать девять лет, я хотел танцевать, а что самое главное — меня это вообще не интересует. И потом по уставу Большого театра худрука назначает генеральный директор по согласованию с Министерством культуры. Не думаю, что они стали бы назначать на административную должность плотно задействованного в репертуаре молодого артиста.

— Анжелина Воронцова в интервью «Коллекции Каравана историй» призналась, что вы собирались пожениться. Но очень скоро уехала в Петербург, стала выступать на сцене Михайловского театра и вышла замуж за его музыкального руководителя и главного дирижера Михаила Татарникова. Что между вами произошло?

— Приятели, приезжая в колонию, говорили, что Анжелина дала интервью о наших отношениях, и не одно. Это ее право. Но она не была моей невестой, я не собирался на ней жениться. Считаю, что связывать свою судьбу нужно только с душевно очень близким человеком. А мы с Воронцовой просто друзья, ничего большего между нами нет и не было. Искренне рад, что она танцует на сцене Михайловского театра, что вышла замуж. Очень здорово, что в жизни Анжелины все сложилось прекрасно.

— Так какой мотив преступления в итоге был выбран?

— Остановились на следующей версии: я был недоволен распределением ролей и зарплат для двухсот пятидесяти артистов балета. Да у меня памяти не хватило бы держать в голове, кто что танцует! И не буду же я всех обходить и спрашивать, довольны они зарплатой или нет. Дон Кихота из меня сделали! Да у меня и времени на это не нашлось бы. Помимо театра было полно занятий: и спорт, и борьба. В замечательном городе Ступино устраивал благотворительные концерты для ветеранов Великой Отечественной войны, бесплатные мастер-классы для балетных школ, даже был награжден грамотой за вклад в развитие культуры города. В единственный свой выходной занимался строительством дачного поселка артистов Большого театра.

— А как вы вообще попали в балет?

— Родители танцевали в ансамбле Игоря Моисеева и меня решили отдать в балет. С шести лет занимался во Дворце пионеров, потом поступил в хореографическое училище. На госэкзаменах в 2002 году меня пригласили в Большой театр, и я прошел весь путь от артиста кордебалета до солиста. Помню, как вначале статистом стоял в заднем ряду.

Григорович меня заметил благодаря моему дорогому педагогу Василию Степановичу Ворохобко. Мы записали на камеру партию Яшки из балета «Золотой век», и он отнес видео Юрию Николаевичу. Тот посмотрел и даже пожурил: «Ты почему его раньше мне не показывал?» Потом пошли «Спартак», «Лебединое озеро», «Иван Грозный»...

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или