Полная версия сайта

Надежда Борисова: «И для меня, и для Леши Кравченко развод был целой драмой»

Актриса рассказала драматическую историю любви с Алексеем Кравченко, а также о теплых отношениях с отцом.

Алексей Кравченко и Надежда Борисова

Я очень часто вспоминаю, как отец, стоя за кулисами, наблюдал за тем, как выхожу на авансцену и как делаю книксен. Это были мои первые прикосновения к профессии… Со временем Лев Иванович стал доверять мне как партнеру — это огромная честь для меня. В антрепризной работе «Чужая жена и муж под кроватью» он уже говорил: «Если я что-то забуду — подхватывай». Этот спектакль был для нас, можно сказать, семейным — мы там работали втроем. На сцене или на площадке мужу со мной бывает непросто. Я очень требовательная к себе — это в крови. Порой слышу: «Бор-рисовская пор-рода…» Алексей уйдет, подумает и по возвращении скажет: «Ты, как всегда, права».

Когда мы сходились с Кравченко, коллеги в родном театре стали судачить: «Теперь в МХТ?» Шиш с маслом: по родственным связям туда не берут! Меня пригласили в «лабораторную работу» только через 7 лет: сыграла эпизодическую роль, а на один из показов пришел Константин Богомолов. И осенью нового сезона позвал на роль в свой новый спектакль «Идеальный муж». После премьеры мне официально предложили перейти в труппу МХТ им. Чехова. Это большая честь и огромная ответственность — многие артисты мечтают о сцене этого великого театра. И я не исключение. Всегда перед спектаклем подхожу к портрету Олега Ивановича Борисова в фойе. Для меня это как помолиться перед выходом на сцену...

Папа с Олегом были разные и в то же время одинаковые. Помню, как оба пришли за мной в садик, и у меня возникло раздвоение: так похожи, что я растерялась и не знала, к кому из них бежать… Всю жизнь их связывала крепкая мужская дружба: оба преклонялись перед профессией, обожали своих жен… Обо всем этом свидетельствуют их светлые и доверительные письма друг к другу. Большую часть моей жизни дядя Олег с супругой Аллой Романовной и сыном Юрой жили в Питере, переехали в Москву в начале 80-х годов. Нельзя сказать, что братья стали проводить много времени вместе — например, праздники каждый справлял в своей семье. Но они участвовали в жизни друг друга. Встречались, общались, посещали премьеры, устраивали долгие чаепития, Алла Романовна вкусно готовила… 

Я всегда скромно себя вела у них в гостях. Запомнился один эпизод: я засмотрелась на дождь за окном и почувствовала на себе взгляд — Олег Иванович остро и с любовью за мной наблюдал. Будто увидел во мне что-то особенное. Папа перехватил его взгляд: «Вот, уже задумывается…» Когда я немного повзрослела, смотрела спектакли «Пиковая дама» и «Человек в футляре» режиссера Юрия Борисова. Двоюродный брат казался мне взрослым, недосягаемым. А когда мы стояли у гроба его отца, Юра вдруг взял меня за руку, крепко сжал... И я почувствовала, что мы родные люди. К сожалению, Юры больше нет, он ушел вслед за Олегом Ивановичем.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или