Полная версия сайта

Виктор Дробыш: «По сути, весь шоу-бизнес родом с улицы»

Откровенный рассказ известного продюсера о том, что ему не может простить Пугачева, почему Григорий Лепс отказался петь дуэтом со Стасом Пьехой и как он помог Валерии вернуться на сцену.

«Бурановские бабушки»

Хотя были и такие истории... На кастинге «Фабрики» мне сообщили: «Один человек хочет тебя за дочку попросить». Жюри сидит в зале, тут же — камеры, журналисты, претенденты... У всех на глазах ко мне сзади подходит тот самый человек и говорит на ухо:

— Можно вас на минутку?

Отводит к роялю, кладет на него чемодан (с такими раньше мужики в баню ходили), открывает — и у меня зеленеет в глазах... Он доверху набит ровненькими стопками долларов. Как в кино!

— Здесь миллион, — спокойно говорит незнакомец.

А я до этого никогда не видел миллиона долларов скопом, да еще в банном чемодане!

— У-бе-ри-те, — цежу сквозь зубы.

Он:

— Да-да, конечно, — ставит мне его под стул и испаряется.

Дальше сижу как на пороховой бочке. Пытаюсь сообразить, находится ли рояль в зоне видеокамер. Будущие фабриканты по очереди поют: «Девочкой своею ты меня назови...» А я нащупываю ногой под стулом чертов банный чемодан, мысли бешено скачут: «Здесь! Миллион! Долларов! Брать — не брать? Но это же взятка! Значит, не брать! Да куда этот мужик подевался?!» Конечно, я не взял, с трудом всучил ему чемодан обратно. «Купленную» дочку не взял тоже, потому что она не понравилась мне как певица. Потом долго гордился, что отверг миллион баксов. А на следующий день после выхода «Фабрики» в эфир мне позвонил один журналист и сказал: «Ведь вы знаете, что это самая продажная «Фабрика звезд» за всю историю «Фабрик»?» Я дико расхохотался в трубку.

Когда набрал четвертую «Фабрику», в довесок мне отдали третью — артисты из-за чего-то разругались с Шульгиным. «Все уже звездочки, раскрученные», — презентовали их мне. Я стал слушать и понял, что не взял бы на «Фабрику» ни одного из этих артистов. Не потому что не талантливые — просто каждый продюсер набирает под себя. А они не мои, ничего не могу для них сделать.

Я вообще привык руководствоваться этим личным «мой — не мой». И уже понял, что если с артистом не совпадаем, лучше с самого начала разойтись по-хорошему. Например, я взял на проект Прохора Шаляпина, потому что мне казалось, что он очень хочет петь. Андрею Захаренкову мечталось иметь для этого крутой псевдоним. И он авансом получил великую фамилию Шаляпин. Но вскоре выяснилось, что Проше интереснее именно атрибутика шоу-бизнеса: быть в телевизоре и в «желтой прессе», ходить с горностаем на плече, чем сидеть в студии, тратить год жизни на запись альбома. А повод, чтобы сделать много шума из ничего, он всегда найдет. Как-то я прочитал в газете, что Шаляпин якобы задыхается от адского «фабричного» контракта, но тут же сообщалось, что я уже год не привлекаю его к выступлениям. Что тут скажешь?

Окончательно я расстался с ним после одной «страшной» истории...

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или