Полная версия сайта

Валерий Усков. Близкие люди

Уникальное интервью кинорежиссера, в котором он рассказывает, как вместе с братом Владимиром Краснопольским нашел в провинциальном театре Петра Вельяминова, и почему отказался снимать Арнольда Шварценеггера в роли Ермака.

Валерий Усков и Людмила Шляхтур на съемочной площадке «Теней...»

Положа руку на сердце, был рад, что Люся нашла мне замену. Так рад, что после похода в ЗАГС, где нас быстренько развели, устроил пирушку для друзей. Вскоре Людмила и ее кавалер поженились, Шляхтур стала Давыдовой. Под этой фамилией она значится и в титрах многосерийного фильма «Тени исчезают в полдень», где прекрасно сыграла одну из центральных ролей — Наталью Меньшикову. Иногда меня спрашивают: «А не чувство ли вины заставило вас, Валерий Иванович, пригласить свою бывшую жену в картину?» Нет, вины я за собой не чувствовал, а вот сострадание и желание помочь — да, присутствовали. К тому же Люся действительно была талантливой актрисой, а роль нелюдимой, неулыбчивой Натальи очень ей подходила.

Следующий брак Людмилы тоже просуществовал недолго. Разведясь с сотрудником МГИМО Георгием Давыдовым, она потом еще несколько раз выходила замуж. Но в последние годы они жили вдвоем с мамой. Отец умер в самом начале девяностых, и женщины очень нуждались. Иногда я с ними встречался. Если ехал по Большой Грузинской и видел гуляющих возле дома Марию Петровну с Люсей, обязательно останавливался, подходил, спрашивал как дела.

Людмила, ответив на приветствие, больше не произносила ни слова, а ее мама принималась сетовать на трудную жизнь — рассказывала, что дочку недавно опять увозили в больницу с сердечным приступом, что после выписки нужно принимать дорогие лекарства, а денег не хватает. Я тут же выгребал все, что было в кошельке, Мария Петровна искренне благодарила. Вся киношная Москва знала, что Людмилу регулярно увозят в психиатрическую больницу, но я делал вид, что верю рассказам о сердечных приступах.

Люся ушла зимой 1996 года. Ей было пятьдесят семь. Говорили, что причиной смерти стало самоубийство. Даже если это так, греха на Людмиле нет — ее погубила болезнь, помутившая рассудок.

Прощание проходило в морге института Склифосовского. В гробу лежала удивительной красоты женщина, от лица которой было невозможно отвести взгляд. Из всех мужей пришел проститься я один. Постоял возле гроба, поклонился, выразил соболезнование Марии Петровне, отдал кому-то из дальних родственников, взявших на себя печальные хлопоты, деньги и ушел...

Вскоре после развода с Люсей в гостях у Володи Краснопольского и его жены Ванды я познакомился с танцовщицей Ленинградского мюзик-холла Юлией Жерар. Мне в ту пору было далеко за тридцать, ей — двадцать три. Ослепительно красивая, невозможно притягательная, да еще и балерина. Между нами закрутился сумасшедший роман. Юля то и дело приезжала ко мне в Москву, я при первой возможности мчался в Петербург. Несмотря на юный возраст, моя возлюбленная уже успела побывать замужем за музыкантом ансамбля «Дружба» и растила сына. Отношения с маленьким Володькой наладились сразу, а вот мама Юли, точнее ее образ жизни и поведение, сильно меня обескураживали.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или