Полная версия сайта

Дарья Михалкова: «Кто мой отец, я узнала в 16 лет»

«Мама что-то готовила. И вдруг я спрашиваю: «Мам, а кто мой папа?» Даже по ее спине было видно, как она напряглась».

С появлением в маминой жизни Кончаловского перед ней открылся новый мир! Это была совсем другая жизнь...

Древнерусские языческие песни я впитала буквально с молоком матери. И именно на одном из концертов Саша увидел маму на сцене. У них начался стремительный роман. А мама уже ждала ребенка от Кончаловского. Очень неоднозначная ситуация: мама не понимала, что ей делать — рожать или не рожать? А как же карьера? А как быть с Сашей? Она была не уверена, стоить ли ему говорить об этом.

С Андреем Сергеевичем маму познакомил Панкратов-Черный. В 78-м году Кончаловский был уже известным режиссером, на пике своей славы — вышли его фильмы «Первый учитель», «Ася Клячина», «Романс о влюбленных», «Дворянское гнездо».

В тот момент он работал над «Сибириадой».

Кончаловский увидел маму в Доме кино на каком-то просмотре и подослал к ней Панкратова в качестве парламентера: мол, позови эту рыженькую ко мне. Но мама на предложение Панкратова гордо ответила: «Если захочет, сам подойдет!» На том и расстались.

Панкратов звонил еще несколько раз. Маме было непонятно — почему Андрей Сергеевич сам не может набрать номер? И вот наконец в трубке раздался его знаменитый хрипловатый голос: «Привет, это Андрон! Если ты сейчас не занята, хочешь посидеть с нами в Доме кино?»

Надо ли объяснять, что Андрей Кончаловский произвел на молодую актрису неизгладимое впечатление?

С появлением Кончаловского для мамы открылся новый мир! Это была совсем другая жизнь. Его окружали яркие, талантливые, интересные люди — цвет творческой интеллигенции Москвы.

Молодой, красивый, талантливый, общительный, умный — мама никогда не видела таких мужчин…

Они встречались открыто, ни от кого не скрывались. Кончаловский не из тех, кто стесняется своих бесконечных романов. Андрей Сергеевич был в то время женат на француженке Вивьен, она его ждала в Париже.

Кончаловский предупредил маму сразу: «У нас есть всего год. Я уезжаю... наверное, навсегда. Взять с собой тебя не могу. Хочешь, проведем этот год вместе?» И мама, которая была безумно влюблена в него, согласилась.

Все было честно. Никто никого не обманывал, волшебных замков не обещал. Думаю, она не строила иллюзий, что за год все изменится. Она была счастлива этим мгновением и даже не задавалась целью узнать: встречается ли он с кем-нибудь еще. Позвонил — встретились. Прекрасно! Да и потом чего загадывать наперед? Что будет, то будет…

В последнюю встречу Кончаловский повез ее на Николину Гору. Познакомил с мамой, Натальей Петровной Кончаловской. А потом они оказались у него на Малой Грузинской. Мама почему-то была уверена: наутро он уедет — и все закончится. В его квартире всегда стоял какой-то удивительный запах. Вся его одежда была пропитана этим неуловимым ароматом другой жизни. В ванной мама увидела флакончик духов и стащила его.

Совсем крохой я пролежала в больнице полгода. Мама сходила с ума от неизвестности, даже окрестила меня через стекло бокса

На память…

Когда Андрей Сергеевич уехал в Америку и мама обнаружила, что ждет ребенка, она решила оставить это в тайне от него. У нее сработал защитный механизм: она постаралась забыть Кончаловского и как в омут бросилась в новую любовь. Закрыла за ним дверь: было — и прошло, спасибо за ребенка. Конечно, она не собиралась рожать от Кончаловского специально. Доказательство тому — папа не знал обо мне шестнадцать лет…

Но я могла и вовсе не родиться. Какой ребенок? Мама без квартиры, без прописки, минчанка, живет у друзей, которые временно приютили ее у себя в двухкомнатной квартире. Совершенно безвыходная ситуация, и мама решилась на аборт. Буквально накануне операции сидят они с подружкой на кухне и вдруг решают: «Нет, не пойдем!»

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или