Полная версия сайта

Евгений Волоцкий. Шанс есть всегда

Единственным человеком, кто от меня отвернулся после несчастья, стал я сам.

Евгений Волоцкий

Слегка побаивался я разве что Валерия Петровича, ну это из пиетета. Но и он дистанцию сломал примерно в середине съемок. Подошел и спрашивает: «Ну что? Романы-то есть?» В целом же — люди красивые, платья обалденные, музыка прекрасная. Хороший фильм. Наверное, в творчестве главное, чтобы в нужное время тебе пришла правильная идея.

Тодоровский поделился с нами, почему он решил сначала написать сценарий, а потом снимать картину о том времени и тех людях. Он жил среди них и, естественно, неплохо знал среду: это кино о поколении родителей Валерия Петровича, их друзьях и современниках, их юности. Он очень хотел показать наш фильм отцу, услышать, что он скажет. Думаю, снимая «Оттепель», он в первую очередь хотел поделиться душевной историей с папой, а потом уже с нами и зрителем. Петр Ефимович наверняка все понял бы про цензуру и запреты, которые как шилом прошивают все киношные пьянки-гулянки и танцы с красивыми женщинами. Он узнал бы людей, о ком-то погрустил бы, глядя на других — улыбнулся. Шестидесятые годы ведь подзабылись уже, а тут их подняли на поверхность, вспучили, и оказывается, все было неоднозначно в нашем счастливом советском прошлом. Но на стадии озвучания фильма Петр Ефимович Тодоровский умер. То есть в жизни не так все весело и ярко по итогу вышло.

А потом еще со мной произошла неприятность... Если начистоту, сломал бы позвоночник просто актер ТЮЗа, пусть и московского, посочувствовали бы, может, кто-то написал бы заметку. О том же, что тяжелую травму получил актер из сериала, который дважды шел в прайм-тайм по Центральному телевидению, посчитали своим долгом сообщить практически все СМИ. Так что «Оттепель» сыграла в моей жизни немного странную роль. Не мечтал я о популярности, тем более такой.

От случайностей ведь нельзя застраховаться, как-то оградить себя, подготовиться... Мы с театром были на гастролях в Израиле. Перед спектаклем заехали искупаться в море. Я хорошо плаваю, кролем умею, никогда не боялся воды. Но, увы, не акробат. Прыгнул, и как-то закрутило, что не понял, где небо, где вода, где земля... Потом ударился головой о дно, и все — туман. За мной сразу кинулись ребята-друзья, потом спасатели приехали. Я мало что помню. Глупо конечно. Не подумал, что сделал. Недавно узнал, что травмы, подобные моей, ежегодно только в России получают несколько тысяч человек. Еще рассказывали, что люди ломают позвоночник, просто влетев головой в лобовое стекло. Случайность. Кстати, я всегда боялся сесть за руль. У меня были права, я даже водил, но долго тянул с покупкой своего автомобиля. Осторожничал. Был страх: что-то произойдет и я подведу театр или своих родственников. Можно же переломаться или вообще погибнуть. Хотя неизвестно, что лучше.

Не знаю, как это сейчас прозвучит, но и тогда, лежа на израильском песке, я давал поручения, как заменить меня в спектакле. Гастроли же! Надевают фиксатор шеи, тела не чувствую, но командую: «Антон, ты вот это сделай, а потом то». Еще думал: хорошо, что привезли «Леди Макбет» — у меня там роль небольшая. Терпеть не могу две вещи — кого-то подводить и опаздывать. Раздал всем задания, и меня повезли в больницу. Оперировали точно как кинозвезду — в клинике с мировыми именем и репутацией. На этом немного черный юмор закончился.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или