Полная версия сайта

Виталина Цымбалюк-Романовская. Любовь и разочарование

Все, что происходит вокруг нас с Арменом Борисовичем Джигарханяном в последние три месяца, иначе как театром абсурда не назовешь.

Виталина Цымбалюк-Романовская и Армен Джигарханян

Театр стал для нас в прямом смысле слова вторым домом. Меня обвиняют в том, что в октябре, накануне премьеры спектакля по Цветаевой, я будто бы заперла Джигарханяна в его кабинете. Об этом с уверенностью говорят на всех каналах, но это же чудовищная ложь и провокация! Правда заключается в том, что Армен Борисович сам периодически закрывался. Говорил: «Я не хочу ехать домой, останусь в театре!»

Связано это было с перепадами настроения. В кабинете есть все условия для отдыха, удобный диван, туалет. Я уже знала, что спорить с Джигарханяном через закрытую дверь бесполезно, нужно просто выждать какое-то время. Поэтому оставалась в своем кабинете этажом ниже. То есть в театре находились только охранники и мы.

В два часа ночи или в пять утра раздавался звонок: «Ну ты где? Поехали домой, я устал». В последний раз мы вернулись к себе в восемь утра. Армен Борисович сказал, что будет отдыхать:

— Пусть мне никто не звонит!

Я предупредила:

— Мне надо ехать на премьеру!

— А, ну хорошо, потом посмотрю, скажу, принимаю я спектакль или нет.

Все было как обычно. Но в мое отсутствие Джигарханяна увезли из квартиры, и больше я не имею возможности с ним увидеться...

Конфликта, который мог бы спровоцировать такие последствия, между нами не было. Просто некие люди воспользовались возможностью внушить Армену Борисовичу то, что им выгодно. Эти провокации готовились заранее и были продуманны. Не только я сама, но и мои близкие понимали, что как только он решил развестись с Власовой, я стала мишенью.

Татьяна Сергеевна намерена опозорить меня и с удовольствием посвящает теперь этому свою жизнь. Наша первая встреча с ней, как ни странно, произошла именно в Театре Джигарханяна на Ломоносовском проспекте. В какой-то момент она узнала, что Армен Борисович снова находится в больнице, при помощи прежнего директора проникла в его кабинет, по-хозяйски заняла место худрука и стала вызывать к себе для допроса сотрудников театра. В том числе и меня как заведующую музыкальной частью.

Когда меня пригласили с репетиции в кабинет к Джигарханяну, я вообще не поняла, что происходит. Татьяна Сергеевна сидела за его столом и говорила со мной командным тоном. Ситуация была абсурдной, я сказала, что не буду поддаваться на провокации, и ушла из кабинета. Власова бежала за мной по лестнице и спрашивала, куда я пошла. Она говорила, что ославит меня на всю Москву. Это был такой бред! Даже сейчас, когда Татьяна Сергеевна поливает меня грязью, я все равно не могу привыкнуть к этому тону. В моем окружении никогда не было людей, которые ведут себя как на базаре.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или