Полная версия сайта

Вера Дряннова, Мария Габрилович. Наша Майя

Одна из любимых фраз Майи: «От любой боли есть таблетка. Самая сильная и страшная боль — душевная».

Майя Булгакова

— Тряпку можно выжимать не наклоняясь.

Мама равнодушно скользнула по ней взглядом:

— Это ты станешь ею мыть, а я, как всегда, на карачках полы буду драить, — вдруг обняла меня и поцеловала: — Никогда не думала, что от Габриловича такая хорошая дочка получится.

Так я и ушла со шваброй, а поздним вечером мне позвонили и сказали, что мама попала в аварию. «Девятка», в которой ехали мама и Соколова, врезалась в бетонный столб. Погибли шофер и мама, сидевшая за ним...

Вера Дряннова: Она еще неделю жила. Искали по всей Москве кровь для переливания, очень редкую группу — четвертую отрицательную. У сестры всегда были потрясающие белоснежные зубы, которыми она очень гордилась. Когда Маша спросила у врача:

— Доктор, а зубы целы? — тот грустно посмотрел на нее и ответил:

— Зубы можно вставить...

Она умерла не приходя в сознание. Через три месяца после Пети.

Мария Габрилович: Папа после смерти мамы организовал фантастический вечер ее памяти, сам его вел. А через год ушел из жизни и он. Потом мне сказали, что вскоре не стало и Ричарда Коллинза — он тоже разбился в Англии в автокатастрофе. Вот и весь секрет: ее жизнь и была любовь. Закончилась любовь — закончилась и жизнь...

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или