Полная версия сайта

Вера Дряннова, Мария Габрилович. Наша Майя

Одна из любимых фраз Майи: «От любой боли есть таблетка. Самая сильная и страшная боль — душевная».

Нина Яковлевна Алексей Габрилович

Конечно, я самим своим присутствием постоянно напоминала маме о ее бывшем муже. Она часто говорила, что дочь — папочкина копия, а когда мы начинали друг на друга кричать, возмущалась: «Не могу слышать этот противный габриловичский голос! Иди к своим миллиардерам в их анфилады. Там и кричи!» Иногда ворчала как бы про себя: «Боже, какая же вертлявая и неусидчивая девочка от Габриловича родилась, как обезьянка! — потом, понимая, что я это слышу, добавляла: — Зато какие у нее ноги!»

Мама безумно боялась, что мы с Зиной пойдем во ВГИК. С восьми лет слышала: «Машка, ты с харизмой, но никогда не будешь актрисой! Ты не трудяга!» Мол, мастером машинного доения, швеей, водителем трамвая — это мы переживем, но только не актрисой.

Если кто-то звонил с «Мосфильма» и предлагал: «Майя, давайте мы Машу в нашем фильме снимем», тут же меня отправляла в пионерлагерь, куда-нибудь подальше, только чтобы не нашли. Меня снял только Коля Данелия в своем дипломном фильме, как-то смог уломать маму. К сожалению, мир так и не увидел этой картины. А талантливого и прекрасного Коли скоро не стало...

Мы же в артистки так и не пошли: Зина — редактор, я — адвокат.

Вера Дряннова: С Петей Майю познакомила Татьяна Конюхова. Ее муж, выдающийся спортсмен Владимир Кузнецов, дружил с Петером Добиасом. Он был австрийским бизнесменом, в Россию приехал по делам. Как-то они втроем пришли в ресторан Дома кино. Увидев сидящую в компании Майю, Таня подошла и пригласила ее за свой столик. В темном атласном пиджаке, белой рубашке апаш и плиссированной юбке Майя, словно танцуя, прошлась по залу. Петя вскочил и покраснев от смущения, поцеловал ей руку. Майя улыбнулась. В ней было что-то языческое: высокие скулы, узкие, глубоко посаженные лисьи глаза. Она завораживала всех, заворожила и Петю. Назавтра они случайно встретились и уже не расставались. Каждый год отмечали день знакомства — двадцать шестое мая. Петер развелся со своей австрийской женой, уговорил Майю уехать с ним в Вену. Но и месяца не прошло, как она вернулась.

— Майя, ты что так быстро?

— Ой, так скучно там, не могу без работы.

Мария Габрилович: Петины родители, австрийские коммунисты, в тридцатые годы приехали в СССР. Густав Добиас, его отец, основал здесь горнолыжную школу, его имя было хорошо известно всему альпинистскому сообществу, есть даже пик Густава, названный в его честь. Петя родился в 1934-м в роддоме имени Грауэрмана на Арбате. Через три года его отца арестовали, а их с мамой сослали в Нальчик. Там Марта Иоганновна, чтобы как-то прожить, устроилась в школу преподавать детям немецкий язык. Но когда началась война, местные пацаны кидали в нее камни и кричали: «Фашистка!» После реабилитации Густава, семья вернулась в Австрию.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или