Полная версия сайта

Николай Скуйбин. Когда я просто на тебя смотрю...

Однажды, я был еще мальчишкой, мама спросила: «Вот если бы я вдруг решила выйти замуж, кого бы ты хотел, чтобы выбрала? — Я назвал имя. Мама удивилась и расстроилась: — Он же бабник!..»

AD
Владимир Скуйбин Нина Скуйбина

В процессе съемок сорокаминутная короткометражка выросла на полчаса и расширилась до полного метра, картина получилась яркой, зрительской, интересной по форме, и мне кажется, у руководства появилась иллюзия, что и «Жестокость» будет снята в подобном ключе. Фактура вроде близкая: двадцатые годы, ЧК, бандиты...

Существует так называемый феномен второго фильма. Предельно выложившись на своей первой картине, режиссер в растерянности решает, что же делать дальше. Первая картина несет в себе его кредо, суть того, зачем он пришел в эту профессию, жизненную позицию. Вторая — просто еще одна работа. Так часто бывает. С людьми молодыми — особенно.

Фильм «Жестокость» в таком раскладе можно считать первым. Он сделан просто, почти аскетично, без попыток использовать жанровые подпорки, с замечательными актерскими работами Георгия Юматова, Бориса Андреева, Николая Крючкова, с огромной внутренней энергией. Сильный и очень достойный фильм, который, несмотря на поуродованный цензурой финал, выводил отца в первый ряд современной режиссуры. Достойный — это было принципиально.

Мать рассказывала, что когда они поженились (а выходила она за студента с невнятным будущим, кино тогда почти не снимали), отец сказал: «Никто не знает, хороши будут мои фильмы или не очень. Могу обещать одно — стыдно тебе за меня никогда не будет».

К концу работы над «Жестокостью» стало ясно, что отец болен. Очень редко случается так, что режиссер снимает подряд, без отдыха. Съемки — это работа на износ, после нужно прийти в себя, подготовиться к новому фильму. Необходим период накопления — невозможно беспрерывно отдавать. Отец вошел в следующую картину без перерыва. Он понимал, что времени впереди очень мало.

Боковой амиотрофический склероз оставляет человеку после появления первых симптомов три-четыре года жизни. Погибают нейроны, управляющие мускулатурой. Атрофируются мышцы. Наступает паралич, пропадает речь. Сознание, интеллект болезнь не затрагивает, они сохраняются до самого конца — когда перестает функционировать дыхательная мускулатура.

Уже много лет спустя лечившая отца Татьяна Львовна Бунина сказала мне, что с этим диагнозом ей встречались только хорошие люди. У единственного мерзавца среди ее пациентов диагноз оказался ошибочным.

AD
Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...




Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или