Полная версия сайта

Татьяна Запашная. О цирке, своих и чужих

Жена легендарного дрессировщика Вальтера Запашного рассказывает о страстях, кипевших в знаменитой цирковой династии, ее трагедиях и тайнах.

Татьяна, Вльтер и Аскольд Запашные

У нас есть такое понятие — рожденный в опилках. На сегодняшний день это не более чем эффектная фраза — на манеже опилок давно уже нет! — но тем не менее наши дети другой жизни, кроме цирка, не знают, не видят. Когда отец и мать репетируют, ребенок обязательно находится рядом. Его не отдают ни в какие ясли, садики, и он очень быстро привыкает к такому порядку вещей и другого для себя уже не мыслит. Хочет быть как родители.

В цирке на проспекте Вернадского я занимаю пост первого заместителя гендиректора, слежу за соблюдением техники безопасности и делаю вид, что ругаю родителей и выгоняю малышей с манежа (а чаще просто закрываю на это глаза).

— Это еще что такое?!

— Тетя Таня, нам надо репетировать!

— Да рано вам! Время еще не пришло.

Ругаюсь, но если честно, их понимаю. Наши ребята тоже рвались на манеж, и Вальтер их поддерживал. В четыре года поставил Эдгарда на лошадь.

Наш первенец родился на гастролях в Ялте, но свидетельство мы получили уже в Кривом Роге. Аскольд появился на свет на гастролях в Харькове. Разница у братьев год и два месяца, как у меня со старшей сестрой. Я бы родила и третьего ребенка — врачи запретили. У нас с Вальтером была редкая несовместимость по группе крови, вызывающая гемолитическую болезнь новорожденных. У Эдгарда она была в легкой форме, у Аскольда — в довольно тяжелой. Его мне только на стимулировании разрешили рожать, вызвали роды на месяц раньше срока. И все равно мальчику пришлось делать переливание крови.

Часто спрашивают, почему у наших сыновей такие необычные имена. Вообще, это цирковая традиция. Старшего назвала я — «по мотивам» популярного фильма «Эдгар и Кристина», была когда-то такая мелодрама. Но в ЗАГСе в Кривом Роге к имени полюбившегося мне героя добавили букву «д»! Пригрозили, что иначе не зарегистрируют ребенка. Я пыталась спорить, а они уперлись: нет имени Эдгар, только Эдгард, хоть ты тресни.

Имя младшему мы выбирали вместе с Вальтером. В то время на телевидении был красивый и популярный диктор Октавиан Корнич, и муж хотел назвать сына Октавианом. Мне больше нравилось имя Ричард. В медицинской карте младшего так и записала. После чего у нас с Вальтером разгорелся спор. Он не хотел ничего слушать: «Мало ли что тебе нравится! Сын будет зваться так, как я хочу!» Рассудила нас Фатима Гаджикурбанова-Медникова, потомственная цирковая артистка, с которой были на гастролях в Харькове. Предложила: «Давайте кинем в шапку бумажки с именами, каждый — по одной. Я тоже напишу. Какое имя выпадет, такое и дадите малышу». Мы с Вальтером согласились. В результате вытащили бумажку Фатимы, на которой было написано «Аскольд», и на этом успокоились.

Когда сын вырос, я ему все рассказала и спросила:

— А если бы все-таки назвали тебя Октавианом?

— Да я бы с ума сошел!

— А Ричардом?

— Ричард мне нравится.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или