Полная версия сайта

Татьяна Запашная. О цирке, своих и чужих

Жена легендарного дрессировщика Вальтера Запашного рассказывает о страстях, кипевших в знаменитой цирковой династии, ее трагедиях и тайнах.

Аскольд, Вальтер и Эдгард Запашные

— Ну что ты плачешь?

— Ты не представляешь, как мне было страшно!

— Почему? Представляю. Но работа есть работа.

Уже в другом цирке тигр за палец схватил, когда вечером кормила животных. Пошла по цирку с окровавленной рукой в полной растерянности — время одиннадцать часов, медпункт не работает. Подходит Вальтер:

— Что это у тебя?

— Ахилл палец пропорол.

— Ну заходи в гримерку! — совершенно спокойно предлагает он. Открывает дверь, и я падаю в обморок. Через пару минут прихожу в себя и жду — сейчас поднимет. А Вальтер: — Чего разлеглась-то? Вставай. Подумаешь, палец ей царапнули!

Так обидно стало. Что за человек! Сам как зверь! Никакого сочувствия. Хотелось побыть слабой женщиной хотя бы в такие моменты, а он не давал раскисать, заставлял собраться. Наверное, готовил к самостоятельной работе и жизни и хотел сделать меня еще сильнее.

Конечно, это были цветочки. Когда случались серьезные неприятности, Вальтер вел себя по-другому. На гастролях в Кисловодске я чуть не осталась без глаза. В работе мы использовали шумовые наганы со специальными патронами. Они не только отпугивали животных, но и обжигали. Однажды я нечаянно уронила оружие на цементный пол. Оно сработало, произошел выстрел, и пламя от него попало мне в глаз.

На фоне сильнейшего ожога началось воспаление роговицы. В Кисловодске на весь город был один стоящий офтальмолог, он в это время болел и находился дома. Просто не мог ходить, и Вальтер его чуть ли не на руках приносил ко мне в больницу. Врач довольно долго чистил глаз от пороха и делал уколы, чтобы не ослепла. Воспаление чудом удалось остановить.

В Брянске попала в другую переделку. Вальтер уехал на вокзал грузить оборудование, а я готовила клетки с хищниками к погрузке и чтобы прочистить и закрыть решетку, залезла между двумя клетками. Там меня, высунув лапы, и схватили сразу три тигра, а все мужики, стоявшие рядом, испугались и выбежали из вольера, закрыв за собой дверь. В принципе, их не в чем упрекнуть. Это были не дрессировщики, а инженерный состав и грузчики. Я насилу выдернула свои ноги из когтей тигров, теряя сознание. Из ноги был вырван кусок плоти, хлестала кровь. К счастью, «скорая» приехала достаточно быстро. В больнице сразу отправили в операционную.

Очнувшись после наркоза, услышала истошный вопль Вальтера за дверью: «Пустите меня к ней! Таня! Танечка!» И опять впала в забытье. Сестры потом рассказывали: «Как же ваш муж убивался! Кричал: «Зачем я тебя бросил одну! Как я мог!» На следующий день он забрал меня, посадил в машину и повез в Москву. Юрий Владимирович Никулин устроил в очень хорошую клинику, но раны были глубокими и потом очень долго гноились и не заживали.

Вальтера тигры рвали не раз. Он был весь израненный, травмированный, шитый-перешитый врачами. Шутил: «Если бы на каждый шрам по доллару положили, я был бы богатым человеком!» Когда загорал, все рубцы сразу «проявлялись» на теле. Шили раньше не так, как сейчас, не особо заботясь об эстетике, и швы выходили кривыми, страшными. Да и раны от клыков тигра непростые, рваные, так что зрелище было впечатляющим. Мой отец их видел, но почему-то проявил поразительную беспечность...

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или