Полная версия сайта

Глафира Тарханова. Главное — мы есть друг у друга

Актриса рассказывает о троих сыновьях, о том, почему сделала выбор в пользу родов дома, и о ссорах с мужем из-за съемок в откровенных сценах.

Глафира Тарханова

Мне повезло — я поступила на курс Константина Аркадьевича Райкина. И уже в первый год вышла на театральную сцену. Стала первой из однокурсников, кому доверили маленькую роль, — в спектакле «Шантеклер» театра «Сатирикон». Отнеслась к своей роли очень ответственно, на протяжении нескольких недель с утра до ночи репетировала вокальные кусочки, доводя до исступления всю семью. Присутствовавшая на моем дебюте мама была обескуражена: «И что, с позволения сказать, ты столько репетировала?! Спела пару фраз — и все...»

Через год я получила свою первую главную роль — Полину в «Доходном месте» по Островскому, а еще спустя год, на третьем курсе, Константин Аркадьевич доверил мне Нину в лермонтовском «Маскараде». Ставил спектакль приглашенный режиссер, за плечами которого была другая школа, — он относился к тексту и выстраиванию мизансцен совсем иначе, чем меня учили в Школе-студии. Я ничего не понимала, чувствовала себя всеми брошенной, совершенно потерянной. На премьере публика аплодировала, а я, выходя на поклоны, рыдала от стыда, потому что понимала: роль совершенно не складывается. Перед вторым спектаклем у меня случилась настоящая истерика. Константин Аркадьевич был вне себя: «Прекрати сейчас же! Ты подставляешь меня перед другими актерами! Не имеешь права так себя вести!» Его слова меня очень ранили. Казалось, за три года мастер уже узнал меня достаточно хорошо, чтобы понять: я не из капризных и просто так не истерю, мне действительно плохо и нужна помощь. Снова отрыдав на поклонах, домой возвращалась с мыслью: «Нужно уходить из Школы-студии...» Наверное, так бы и сделала, если бы ситуация повторилась. Но, видимо, спектакль в целом не оправдал ожиданий руководства театра и вскоре был снят с репертуара.

Моим крестным отцом в кино тоже стал Константин Аркадьевич. Порекомендовал меня вместе с однокурсницей Юлией Мельниковой Александру Георгиевичу Цабадзе, который набирал актеров для фильма «Театральный блюз». Роль была небольшая, но перед камерой я себя чувствовала такой зажатой, что если что-то и получилось, то исключительно благодаря режиссеру, его бесконечному терпению. На съемках «Гибели империи» чувствовала себя уже гораздо увереннее, скрывая смущение перед знаменитыми партнерами: Ниной Усатовой, Константином Хабенским, Андреем Краско.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или