Полная версия сайта

Трагедия «товарища Сухова»: «Толя умер не от болезни. Он покончил с собой»

Александра Ляпидевская – о любви, пронесенной через всю жизнь, и роковом решении ее мужа Анатолия Кузнецова.

Георгий Юматов

А Юматов между тем сорвался, запил да еще с кем-то из киногруппы подрался. Мотыль позвонил сначала мне:

— Аля, я в ужасе!

— Знаешь, поговори с Толей, он практически здоров.

У них был разговор, муж признался, что в принципе мог бы сниматься, но только если Юматов сам позвонит ему и скажет, что отказывается от роли, — не хотел отнимать у коллеги работу.

Жора объявился у нас тем же вечером. Виновато сказал: «Толя, снимайся ты... Я чувствую, что не справляюсь с собой. Подвел всех своей пьянкой!»

О нашей жизни я могу вспоминать часами. Так хочется проснуться утром и чтобы все было как прежде. Но увы... Толи больше нет.

В девяностые Борис Ельцин сделал подарок мужу, прикрепив его к одной известной больнице. Шутил: в случае чего так подлатают, будете как новенький. И когда весной 2012 года муж прихворнул, мы с ним туда отправились. Это было огромной ошибкой, до сих пор корю себя. Где только была моя всегдашняя интуиция?

Мы доверяли докторам. В 1995 году замечательный кардиохирург Ренат Акчурин блестяще провел Толе операцию на сердце и поставил его на ноги после тяжелого инфаркта. Помню, я была дома и страшно переживала, как все пройдет. Уже ложилась спать, как прямо у меня на животе устроилась наша беременная кошка... и стала рожать. Родила одного котенка, я отправила его с мамой в соседнюю комнату, где заранее было подготовлено местечко с теплым одеялом. И Пушка родила еще двоих. Я восприняла это как добрый знак: все будет хорошо. А котят позже отнесла в кардиоцентр — медсестры с удовольствием разобрали по домам «малышей из семьи товарища Сухова».

Вот и в этот раз надеялись на докторов. Сдали анализы. Через несколько дней врач сообщил мне, сокрушенно качая головой: «Онкология. Но болезнь пока не запущена. Я рекомендую облучение». Раз рекомендуют — куда ж деваться?

Когда через три месяца муж выписался, он весил пятьдесят семь килограммов — скелет, обтянутый кожей. Спать мог только после обезболивающего укола. Вскоре провели операцию. Сколько же он вытерпел. Один мешочек, закрепленный на боку, чего стоит! Врачи обнадеживали: «Это временно, потерпите. Скоро станет легче».

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или