Полная версия сайта

Татьяна Епифанцева. Страсти по Георгию

О неуемном таланте, жизни без оглядки и трагической судьбе Георгия Епифанцева рассказывает жена актера.

Татьяна Епифанцева

Мои визиты вызывали раздражение у директрисы интерната. У внука заработало пищеварение, а персонал отказывался мыть ребенка чаще, чем положено. «Больше не приходите», — заявила она однажды.

Конечно же, пришла, незаметно проскочила мимо ее кабинета. И не найдя Петю в палате, заметалась по коридору. Тут она меня и обнаружила.

— Я же запретила вам сюда приходить!

— Да пошла ты!

Петя услышал мой голос и что-то протрубил. Я поняла, в какой он комнате, бросилась туда. Директриса бежала за мной:

— Я сейчас вызову милицию!

— Вызывай!

— Отдайте ребенка!

— Не отдам!

Стояла с Петей на руках как родина-мать. Увидела в окно подъехавшую милицейскую машину, из нее вышли люди с автоматами. Директриса что-то им объясняла, активно жестикулируя, показывала на окно. Автоматчики развернулись, сели в машину и уехали. Вменяемыми оказались ребятами.

Оформила опекунство и забрала Петю к себе. Вроде как могла этого не делать, я ж ему не мать, но тогда не сумела бы жить, зная, что Мишина кровиночка проводит дни в мучениях. Оставлять ребенка одного было невозможно, вырывалась из дома, только если с Петей соглашалась посидеть какая-нибудь моя подружка. Натаскалась его так, что болела каждая клеточка, делала ему массажи — пальцы отваливались. Неуемная была, верила, что внуку можно помочь. Моя подруга — замечательная женщина, красавица Лина Мкртчян отыскала благотворителей: у Пети появились шикарная коляска, кожаное кресло. Кто-то из знакомых Лины выписал в свой офис китайского специалиста по акупунктуре, решил оздоровить персонал. Так она устроила к иглотерапевту Петю, за нами даже присылали машину. А позже я сама села за руль: окончила автошколу, получила права. Денег хватило на скромные «жигули», но и они стали для меня огромным подспорьем.

Мы долго стояли в очереди на получение муниципального жилья. Я написала письмо на имя тогдашнего мэра Москвы, рассказала, что у меня на руках ребенок с ДЦП, описала Жорины заслуги, просила ускорить решение вопроса. Ефремов был уже смертельно болен, лежал в подмосковном санатории с кислородным баллоном. Но его помощницы отвезли туда мое письмо, и Олег Николаевич его подписал, за что ему бесконечно благодарна. Это сыграло большую роль в том, что Лужков очень скоро откликнулся на мое прошение. Мы переехали в прекрасную квартиру на «Октябрьском Поле», где и живем по сей день.

Пете я посвятила больше двадцати лет жизни. Он просыпается и сразу же начинает улыбаться, а я говорю ему: «Спасибо тебе, Петя, что ты у нас такой хороший». Кормлю обедом, он обязательно укажет на суп.

— Вкусно?

— Угу.

Другие члены моей семьи никогда так не скажут, воспримут как должное. А он нет.

Внук, конечно, связал меня по рукам и ногам, но не жалуюсь. Свою судьбу с другим мужчиной я бы не устроила. Равного Жоре все равно бы не нашлось.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или