Полная версия сайта

Александр Милокостый. Главная роль

Актер, сыгравший в знаменитом «Адъютанте его превосходительства», рассказал о виражах своей судьбы и о том, как роль Юры Львова до сих пор помогает ему в жизни.

Александр Милокостый

Дед родом из Ченстохова, того самого, где находится собор со знаменитой иконой Божией Матери. Известное место, намоленное. Когда я работал в Кракове в консульстве, поехал туда сопровож­дать нашего консула, который участвовал в торжест­венном мероприятии, но Ченстохов, к сожалению, так толком и не увидел. Оказывается, в машине везли диппочту, и мне приказали не отходить ни на шаг! Так что издалека поглазел на знаменитый монастырь, где хранится икона Матки Боски, поразмышлял, что здесь когда-то дедушка ходил. На этом мое общение с исторической родиной закончилось.

А второй дед — не поверите, — работал в центральном аппарате ОГПУ — НКВД! Вот так интересно в моей семье сошлось: один дед репрес­сирован, а второй — чекист. У него корни казачьи. Он еще с Дзержинским начинал в ВЧК — ГПУ. И эти слова, ­ко­торые вынесены в титры «Адъютанта...» — «Первым чекистам посвящается...», в том числе и про ­моего дедушку, Милокостого Ива­на Васильевича. Жаль, что я не застал живым ни одного, ни другого деда.

Отец, Виктор Иванович Ми­локостый, был морским офицером. Когда началась война, он учился в Севастополе, в Черноморском военно-морском училище. Курсантов эвакуировали в Астрахань, где он познакомился с мамой. Когда в 1942 году они поженились, маме всего шестнадцать лет было, она еще в школе училась. А отца после училища направили служить сначала на Черное море, потом на Балтику. Войну он закончил в Германии. Отец упоминал, что по поводу его женитьбы на до­чери репрессированного у со­ответствующих органов были вопросы. Но, как говорится, дальше фронта-то не пошлют, а он уже и так был боевым офицером. После войны в 1946 году родился мой старший брат Игорь. Сейчас он кандидат ­наук, диссертацию защищал в Бауманском училище.

Мы с братом очень близки, в шутку друг дружку иногда зовем «кровиночкой». Так всегда было — я даже на съемках «Всадника без головы» оказался отчасти из-за брата! Фильм снимали на «Ленфильме», а Игорь в то время служил там на флоте. Когда меня пригласили на пробы, я уговорил маму отпустить хотя бы с братом повидаться: денег было немного, а тут такая возможность бесплатно прокатиться в Питер!

На съемках кубинец Роландо Диас Рейес — он консультировал фильм и еще офицера играл — учил меня правильно выхватывать кольт. Он был директором родео на Кубе, сам дрался на дуэлях! Говорил, что когда выхватываешь кольт, надо в первую очередь убирать с линии огня голову. Потому что если пуля в голову по­падет, то уже ничего не ус­пеешь сделать, а если в тело, то еще сможешь выстрелить! Я навострился и кольт выхватывать мгновенно, и красиво убирать, и жонглировать, и еще всяким другим приемчикам: например, когда сдаешься, как надо подавать револьвер, чтобы был шанс выстрелить. Показывал он мне и как лассо кидать, правда, я так и не освоил. Очень подружился с Энрике Сантиэстебаном, который учил верховой езде: у меня даже был свой конь, арабский жеребец Конус. Но всадника без головы играла опытная ­наездница, а не я. Рос­том она была примерно мне по плечо, на нее надевали каркас с ды­рочками для глаз, и лошадкой она уп­равляла коленями, незаметно.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или