Полная версия сайта

Сын Маргариты Тереховой: «Было бы жаль так и не увидеть родного отца»

Александр Терехов впервые рассказывает о своей знаменитой матери, актрисе Маргарите Тереховой.

Мама — стихия, неукротимая, своенравная. Представить Маргариту Терехову безвольной марионеткой в режиссерских руках невозможно

На пике тревоги небо разрезал ослепительный луч и возникала грозная небесная женщина, представляющая собой некий симбиоз сурового архангела Михаила и смуглого демонического ребенка с горящим взглядом. Она показывала на меня пальцем и громогласно произносила одно слово: «Ты!» После такого я, разумеется, просыпался с криком и в слезах. Прибегала мама, обнимала, успокаивала. И сразу приходило чувство покоя, защищенности.

Не могу сказать, хорошо это или плохо, но даже в раннем детстве мама не пыталась контролировать, какие книги читаю, какие фильмы смотрю. Из огромной домашней библиотеки доставал любой том — и глотал за несколько дней. Помню, однажды мы были в гостях и разговор зашел о литературе.

— Саша, скажи, что ты сейчас читаешь?

Маргарита Терехова и Андрей Тарковский на съемках фильма «Зеркало»

— как бы между прочим поинтересовалась мама.

— «Мелкого беса» Сологуба.

— Вот это да! Надо же! — загомонили взрослые.

На лице у мамы было написано: «Так-то! Знай наших!»

Конечно, многие книги были не по возрасту, понять их было трудно, но они рождали в голове образы, которые складывались в своеобразную копилку. У меня всегда было живое воображение — часто придумывал фантастические истории, рассказывал сверстникам сюжеты несуществующих фильмов, убеждая, что они просто еще не вышли на кассетах.

Другой страстью было рисование, поскольку воображаемое требовало воплощения. И мама эту страсть всячески поддерживала: во времена тотального дефицита доставала где-то альбомы, краски, никогда не ругала за разрисованные вдоль и поперек тетрадки и учебники.

После книг и рисования я заболел кино. Поначалу это были видеосалоны, где зрители могли простоять весь сеанс — сидячих мест на всех не хватало. А потом в доме появился видеомагнитофон, который, кстати, до сих пор работает. Помню, как мы с мамой ходили в магазинчик на Тверской, возле мэрии, в котором продавали кассеты с белыми бумажными наклейками, где ручкой было написано название фильма. Предвкушение: вот сейчас вернемся домой и будем смотреть кино — затмевало все.

Мы чаще именно ходили. Мама никогда не водила машину и передвигалась по городу пешком или на метро. Она вообще любит пешие прогулки. Сестра, напротив, очень рано начала водить. Как только в семье случилось пополнение — жигуленок, почему-то прозванный Дусей, — Аня с ним быстро подружилась.

Долгие совместные прогулки по московским улицам и переулкам я еще как-то переносил, а вот поездки в подземке были страшным испытанием. Люди выворачивали шеи, перешептывались, просто прилипали к маме глазами. Она старалась держаться невозмутимо, не замечать назойливого внимания, но порой не выдерживала — перехватывала буравящий взгляд и вскидывала брови, будто спрашивая: «Ну, что уставился?» Я в такие минуты от страха и неловкости буквально каменел.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или