Полная версия сайта

Сын Маргариты Тереховой: «Было бы жаль так и не увидеть родного отца»

Александр Терехов впервые рассказывает о своей знаменитой матери, актрисе Маргарите Тереховой.

Съемки картины проходили в невероятной красоты местах

Однажды они с подругой сговорились и пожарили рыбные оладьи, а потом попытались меня ими обманом накормить. Надкусив один, я тут же выплюнул: «Там рыба!» В ответ мама только тяжело вздохнула. В этот раз обман был раскрыт, но я знал, что попыток она не оставит. Когда был ребенком, мама очень серьезно относилась к моему питанию: перепелиные яйца, козье молоко, свежевыжатые соки. До сих пор помню надсадное рычание советской соковыжималки. Недавно купил маме новую — оказалось, эти агрегаты практически не изменились: и конструкция, и уровень издаваемого шума остались прежними, разве что выглядит симпатичнее.

Еще дошкольником — говорят, это было забавно и даже немного похоже — я изображал, как мама собирается на гастроли. Она носилась по комнате ураганом, из шкафов на кровать летели юбки, блузки, платья, ремни, туфли.

В конце концов вырастала огромная гора, которая потом волшебным образом умещалась в небольшом чемодане.

Мама всегда жила просто, не грезила шикарной жизнью, дорогими побрякушками — ни один мужчина не мог купить подобной ерундой ее внимание. Не люблю громкие слова, но она действительно посвятила жизнь служению искусству и всегда тянулась только к интересным людям — умным, творческим, талантливым. Ей свойственна некая возвышенность с легким пренебрежением к материальному. Сколько себя помню, в маминой комнате царил «творческий» беспорядок, но в этом кажущемся хаосе была своя система — каждая вещь там, где положено, в обоих смыслах. А для меня самым интересным местом в доме была «ниша» — небольшая гардеробная, где хранилась такая огромная и плотная куча вещей, что можно было рыть ходы и пещеры, чем я иногда и занимался с большим удовольствием.

Конечно, мама любила красиво одеваться — она же актриса.

Но без лишнего шика и охоты за брендами. При этом неизменно демонстрировала безупречный вкус в одежде. Помню одну старую фотографию, сделанную то ли в Америке, то ли в Японии: молоденькая Рита в джинсах, белоснежной рубашке и стильном кожаном пиджаке — мне очень нравится этот образ. Фотография вообще уникальная — она сделана на полароид, о котором в те времена у нас даже не слышали.

Из бижутерии мама предпочитает крупные кольца с большими полудрагоценными камнями — со старинным духом, необычные, смелые.

Кадр из фильма «Чайка»: мама — Аркадина, я — Треплев

Такие далеко не каждой подходят, но на маминых выразительных руках смотрятся изысканно. Украшения она покупала нечасто, в основном дарили. Крест любой знаменитости — подарки, подарки, подарки. Не всегда полезные и не всегда красивые. Но ведь это проявление любви, которая, как известно, дорогого стоит. Однажды, вернувшись с гастролей из Заполярья, мама привезла чудовищную доху из оленьих шкур. Огромную и такую жесткую, что поставишь на пол — будет стоять, как чум. Носить шубу было невозможно и, полагаю, небезопасно, но мама приняла подарок и тащила его через всю страну. Сложно поверить, но доха линяла по сезону! Она долго хранилась в нише, где я ее навещал. Наши «свидания» были похожи на сцену из любимого фильма «Бесконечная история», где Атрейо разговаривает с сидящим в пещере волком.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или