Полная версия сайта

Анна Архипова-фон Калманович: «Ходили слухи, что Шабтай с Настей разошлись из-за Земфиры»

Кем только не называли мужа: шпионом, криминальным авторитетом, «крышевавшим» шоу-бизнес. Вокруг него ходило немало легенд.

Теперь он боится заходить к сумасшедшему «русскому», присылает медсестру. Шабтай бросает в нее бутылку с водой. Несчастная тетка едва успевает прикрыться дверью. А он кричит: «Что за свинское отношение! Я не могу здесь находиться!» Кое-как уговариваю его успокоиться.

Через несколько дней Шабтай требует, чтобы я ехала на сборы: «Все, Архипова, вали в Россию, не хочу тебя здесь больше видеть!» Я дико обижена, но в принципе он прав. Калманович уже может себя обслуживать, а у меня через два дня игра в Питере.

Когда прилетаю, звонит, спрашивает, как дела. Говорю, что отлично. А он:

—Знаешь, у меня тоже. В Барвихе так хорошо...

—Где?!

— кричу я.

Шабтая не пускали в самолет — а вдруг больной умрет в полете, — и он дал расписку, что берет всю ответственность на себя. В Москве у трапа его ждали «скорая» и врач-кардиолог.

Отыграв, помчалась в Барвиху. Смотрю, у него совсем другое настроение и цвет лица изменился. Шабтай говорит: «Пусть в палате совковая мебель, но мне наш бардак гораздо милее, чем хваленый немецкий порядок. Я советский человек! И здесь поправлюсь гораздо быстрее, чем в Германии, потому что обожаю столовскую еду!» И правда, вскоре встал на ноги!

Я долго мучила себя и своих мужчин. Шабтай терпеливо ждал, но однажды вызвал меня в Москву и сказал:

—Ты знаешь, что я живу тобой, и все равно несешь какую-то чушь про долг, про то, что не можешь оставить Кирилла!

Квартира обставлена в моем вкусе. В гардеробе вещи моего размера, от носков до пальто. Позвонила Шабтаю: «Что это?» — «Это наш дом»

Все, хватит! — показал огромный чемодан: — Вот, вчера купил тебе вещи. В Екатеринбург можешь не возвращаться.

Я опять стала гнуть свою линию:

—Нет, сейчас не могу оставить мужа, он в ужасном состоянии.

Через месяц закончился сезон, и Шабтай предложил отдохнуть в Израиле. Я очень устала и не нашла в себе сил отказаться. Кириллу ничего не объясняла, но когда начала собираться, он очень грустно сказал: «Я знаю, ты больше не вернешься». И оказался прав.

В Тель-Авиве Шабтай сделал мне предложение — на берегу моря, прекрасным весенним днем. Я сказала «да». Никогда не забуду его фразу: «Ну все, Архипова, ты последняя женщина в моей жизни!»

Вечером ужинали в ресторане с друзьями. Горячее подали под металлическими колпаками. Официант поставил передо мной поднос, снял колпак, я увидела кольцо необыкновенной красоты и чуть не расплакалась от счастья.

Я долго боялась поверить, что Шабтай меня действительно любит, не воспринимала его всерьез. Считала, что нас разделяет не только огромная разница в возрасте (двадцать пять лет), но и разница в положении, воспитании, образе жизни. Он хоть и рассказывал о себе, до конца все равно не раскрывался...

Решили готовиться к свадьбе, но умерла его мама. По еврейским законам траур продолжается год, и мы отложили бракосочетание. Шабтай предложил: «Давай займемся здоровьем, я безумно хочу, чтобы у нас были дети». Это было в мае, а в июне в Хорватии начались сборы по подготовке к чемпионату Европы. Мне позвонил главный тренер сборной Вадим Капранов. Я сказала, что не приеду. Тогда Вадим Павлович обратился к Шабтаю: «Аня очень нужна в сборной». Тот уговорил потерпеть еще годик. Я поехала в Хорватию и там пережила настоящую ломку: впервые за много лет решила забыть о баскетболе, настроилась на другую волну, а тут опять все заново...

Мы выиграли чемпионат Европы, и я внесла большой вклад в эту победу. Шабтай на финале нервничал, кричал как сумасшедший — давал советы. Я даже сказала: «Лучше уйди».

Клуб УГМК продлил со мной контракт, и я еще год пробыла в Екатеринбурге, но часто летала к Шабтаю в Москву.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или