Полная версия сайта

Анна Архипова-фон Калманович: «Ходили слухи, что Шабтай с Настей разошлись из-за Земфиры»

Кем только не называли мужа: шпионом, криминальным авторитетом, «крышевавшим» шоу-бизнес. Вокруг него ходило немало легенд.

Увидела, как мужа бросают на землю. «Что они делают? Асфальт холодный и грязный!» — и тут осознала, что Шабтаю все равно. Он мертв

Через неделю нас выписали, и началась «веселая» жизнь. Первый год я вообще не спала. У Саши были колики с девяти вечера до часа ночи, а у Гриши — с часа ночи до пяти утра. Мне помогала моя мама: родители приехали из Новосибирска, когда я родила. Иногда брала приходящую няню, если совсем падала с ног. А потом подсматривала и подслушивала, что она делает с детьми, и не знала ни минуты покоя. Толку от такой помощи было немного.

До рождения мальчишек мы с Шабтаем и Даней жили одной семьей. Я рассчитывала устроить детскую на Макеева, но там неудобная планировка: квартира поделена на две части — папину и дочкину. Даню я стеснять не могла, у нее было всего две комнатки по пятнадцать метров. На половине Шабтая с детьми было не повернуться, там тоже всего две комнаты — спальня и проходная гостиная.

Переехала с мальчишками на Рублевку (Шабтай с Даней остались на Макеева), но после приезда моих родителей и там стало тесновато. Наконец сняли дачу в Архангельском. Шабтай и Даня приезжали туда в основном на выходные. Он работал и мотался в командировки. Она пошла в школу, находившуюся в десяти минутах от дома.

Когда поселились в Видном (о причинах скажу ниже), Шабтай стал чаще оставаться с нами. Даниэла повзрослела и могла спокойно ночевать с няней. Но если вечером были дела в Москве, муж ехал к ней. Утром завтракал с дочкой, провожал в школу. В пятницу Даня всегда приезжала в Видное. Каждый день таскать ребенка по пробкам в Москву было нереально.

О работе я задумалась, когда мальчишкам исполнилось десять месяцев.

Шабтай к тому времени стал руководить женским баскетбольным клубом «Спартак» в подмосковном Видном, позже получившим название «Спарта&К». Не сдержал слова.

Однажды сказал, что Борис Всеволодович Громов — Калманович был у него советником — строит новый спортивный комплекс и хочет поднимать детский баскетбол. Спросил: «Возьмешься?» Я сразу же согласилась. Посидела, подумала и решила создавать училище олимпийского резерва.

Переехали в Видное. Шабтай купил дом, небольшой и уютный. Знакомые еще удивлялись, что у Калмановича такое скромное жилище — совсем не дворец. А мы жили очень просто.

Начинала я с нуля. Нашла второго тренера, набрала детей. Шабтай руководил профессиональным направлением клуба, а детское было на мне.

Через год со своими девчонками выиграла чемпионат России. Сегодня у нас занимается более трехсот детей. В прошлом году мы дали сборной двадцать три игрока!

Я никогда не интересовалась, чем занимается Шабтай, знала только то, что он считал нужным сообщить. Думаю, он меня берег. Как говорится, меньше знаешь — лучше спишь. Я слышала, что у него бизнес в разных странах: России, Израиле, Литве, Латвии — но меня это никоим образом не касалось.

Потом писали, что убийство Калмановича стало результатом передела сфер влияния в отечественном шоу-бизнесе. По моим наблюдениям, когда мы жили вместе, Шабтай шоу-бизнесом уже не занимался.

Ну, разве что устраивал праздники, дни рождения. Он сам был праздником, любил делать подарки, сюрпризы, разыгрывать друзей и близких.

Мальчишек наших просто обожал. Как только родились, начал строить планы на их будущее. Почему-то сразу сказал: «Гриша будет доктором, а Саша адвокатом».

Грише он чуть ли не с рождения включал канал Mezzo. Заметил, что ребенок впадает в транс от классической музыки. Когда пацанам было по три года, мы взяли их с собой на концерт Хосе Каррераса, старинного друга Шабтая. Саша быстро соскучился, стал баловаться, ерзать, а Гриша сидел и слушал как завороженный. В четыре года отец отвел его на прослушивание в музыкальную школу. Помню, нарядился в шикарный костюм с галстуком, намазал волосы, облился парфюмом и Гришку нарядил и надушил.

Я спросила:

—Мы идем в музыкальную школу или на прием к английской королеве?

А он ответил:

—Мы идем на прослушивание. Это гораздо важнее.

Педагог посоветовала отдать мальчика в школу при консерватории, но я не могла каждый день возить Гришу в Москву. В результате оба пацана пошли в нашу местную музыкальную школу и учатся по классу фортепиано. У Саши тоже неплохие данные, и музыкальное образование ему не помешает. Еще они оба занимаются карате. А вообще — совершенно разные: Гриша очень артистичный, у Саши математический склад ума. Он пошел в папу, с легкостью строит самые сложные схемы, и характер у него отцовский.

Самое удивительное, что у обоих мальчишек жесты и привычки Шабтая! Хотя они не могут его помнить...

Все было прекрасно. Мы жили душа в душу и не думали, что наша счастливая жизнь может измениться. Шабтай с юмором относился к своим болячкам. И к смерти тоже. Шутил: «Останешься вдовой — найдешь себе прапорщика, молодого, здорового. Но имей в виду — с того света я все равно буду за тобой следить!»

В наши последние совместные выходные мы запланировали поездку в Питер на Новый год, вместе с мальчишками, Даней и Лиат. Даниэла летом 2008 года переехала в Израиль. Когда она подросла, Шабтай перестал с ней справляться. Это случается с детьми переходного возраста.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или