Полная версия сайта

Леонид Хейфец. Я собираю счастье по крупицам

«При разводе с Наташей Гундаревой Женя Бачурин мне скажет: «О ней думай, не о себе».

Послушайте, как они разговаривают у вас в театре.

Потрясенная Шатрова не нашлась, что ответить. Наташа умела постоять за себя.

Талант Гундаревой был мне очевиден и очень близок. Она не играла, она жила на сцене. В ней угадывались огромный темперамент и глубина, но самым главным качеством была беспощадная честность. Наташа не врала ни в чем и поэтому была принята миллионами людей, так как говорила с ними об их жизни честно.

В какой-то момент поймал себя на мысли, что все время думаю о Наташе. Однажды вышел из театра и прямиком направился к телефонной будке. Пока набирал номер, представлял добродушное веснушчатое лицо моей Марфиньки и улыбался. Наконец она взяла трубку.

— Наташа, что вы делаете?!

— я буквально прокричал эти слова.

— Мы с мамой ужинаем.

— Можно к вам приехать?

— Конечно, это замечательно.

Так легко и естественно сказала, что я почувствовал себя на седьмом небе.

Купил торт и бегом к ним. Наташа с Еленой Михайловной (у отца давно была другая семья) жили в самом центре Москвы, на Чистых прудах, в большой коммунальной квартире. Поднялся на этаж, увидел дверь со множеством круглых металлических звонков и продолговатых железных пластинок с бумажными вставками, нашел «Гундаревы». Позвонил. Наташа приветливо встретила, провела в комнату, где уже был накрыт стол — незатейливая закуска, бутылка вина, жареная курица.

Наташа забеременела. Заявила: «Сейчас я не хочу ребенка. Нет времени им заниматься». Не стал возражать, не хотел мешать ее карьере

В тот вечер я был в ударе и, судя по тому, как хохотали мама с дочкой, сумел произвести впечатление. Спросил у Гундаревой, могу ли встретить ее после спектакля, и получил согласие.

Начались наши свидания. Мы медленно брели по бульварам от Тверского до Чистопрудного, часа за полтора доходили до ее дома. Наташа рассказывала какие-то свои девичьи истории, а потом вдруг — раз — и выдаст анекдот, самый настоящий, что называется соленый, я слушал и думал: «Ни хрена себе, эта девушка и мне даст наперед сто очков».

Мне было тридцать восемь, Наташе двадцать четыре, очень хотелось быть вместе. А что для этого необходимо?

Пустая квартира или, на худой конец, комната, у меня же жилья по-прежнему не было. Наконец Николай Мокин и Людмила Аринина уехали на гастроли и оставили мне ключи от своей маленькой квартирки, туда я впервые и пригласил Наташу. Потом и другие сердобольные приятели помогали. Первое время нас с Наташей это устраивало, но в какой-то момент расставаться стало невыносимо больно.

После очередного свидания запер дверь, опустил ключ в карман, представил, как через час верну его хозяину, и спросил:

— Наташка, что, так всегда и будем скитаться по чужим домам?

Гундарева прижала мою голову к своей груди и мягко, с теплотой в голосе произнесла: — Не боись, Ленечка.

Прорвемся.

Речь о том, чтобы поселиться в Наташиных «хоромах» на Чистых прудах, не шла, мы бы там не поместились, к тому же у меня уже имелся богатый опыт тесного общения с тещей. Я опять к друзьям: помогите. Один из приятелей нашел однокомнатную квартиру в Текстильщиках, которая принадлежала какой-то стюардессе, там и началась наша совместная жизнь.

Зная характер мамы, решил познакомить ее с Наташей в самый последний момент, уже перед свадьбой. Мы поехали в Минск. Особой радости в маминых глазах не увидел, она надеялась, что я встречаюсь, например, с дочкой профессора из интеллигентной еврейской семьи. Улучив минутку, шепнула на ухо: «Шпана, почему ты выбираешь таких женщин?»

Мама хотела для меня только самого лучшего.

Пытаюсь вспомнить, как делал Наташе предложение, но ничего не всплывает в памяти, между нами все было естественно, никакой позы и красивых слов, просто стали жить вместе.

Свадьбу решили отметить в семейном кругу. Я уже побывал на многих подобных празднествах и сделал вывод: чем они пышнее, тем стремительнее и безобразнее разваливаются семьи. Наташа меня поддержала.

Отмечали в «Праге» — в то время одном из самых фешенебельных в Москве ресторанов. Считалось очень «круто» сказать: «Мы будем справлять свадьбу в «Праге». Сняли отдельный кабинет, чтобы создать камерную обстановку. Наташа не захотела надевать фату, и платье у нее было не белое, а зеленое, очень красивое.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или