Полная версия сайта

Алексей Колосов. Одиннадцать дней разлуки

Тяжело вспоминать последние дни моих родителей. Чуть ли не фонд спасения Касаткиной учредили. От кого? От родного сына?

— задыхалась от обиды мама. — Платье, которое я собиралась надеть, некрасивое и не годится для юбилея! И вообще, кажется, он начал заглядываться на других женщин...

— Побойтесь бога! Сергей Николаевич просто хочет, чтобы вы блистали. Так оно и будет. А что слова выбрал неподходящие, так мужики — они такие...

Мама с радостью подхватила тему мужской невнимательности. Описала Свете все имеющиеся в шкафу наряды, они выбрали подходящий. На юбилее мама была королевой.

Я всегда знал, что родители любят друг друга, проявления этой любви сквозили в каждом взгляде, каждом жесте, каждом слове. Даже представить себе не могу, какой силы должно быть чувство, способное удерживать рядом на протяжении шестидесяти лет...

Мама всегда нервничала, если папа приезжал к ней на спектакль. Особенно под конец жизни, когда начала иногда забывать текст. Но папа продолжал приезжать. Только теперь за пять минут до третьего звонка и в мамину гримерку входил лишь после спектакля. Чтобы лишний раз не волновалась.

Со стороны казалось, что всем управляет мама, на самом деле семью вел отец — и по жизни, и в искусстве. Как-то мы пришли к родителям в гости. Было все как обычно: чай, разговоры. Но в какой-то момент папа произнес диктаторским тоном:

— Уже без пяти шесть. А в шесть у нас с Люкой назначена репетиция.

И мама, только что собиравшаяся поиграть с Анютой, беспрекословно подчинилась: — Ребята, мы вас очень любим.

Но давайте прощаться.

При том, что репетировать они собирались дома, вдвоем.

Именно благодаря папе состоялись лучшие мамины роли в кино: Касаткина сыграла в двенадцати его картинах. В последние годы мама любила повторять, что не жила, а работала. Я позволял себе не соглашаться: «Мамуля, ты как будто об этом сожалеешь. Потому что не знаешь, что такое невостребованность. Рядом был режиссер, который всегда думал, как по-новому раскрыть такую выдающуюся артистку». А Эльдар Рязанов как-то пошутил: «Если бы у меня была такая жена, как у Колосова, я бы тоже снял такие замечательные картины».

При этом отец не делал маме никаких поблажек, не давал роли «по семейным обстоятельствам».

И меня, сына, начал снимать не с раннего детства, как многие родители-режиссеры, а только когда увидел, что не без способностей.

Первую роль — часового в концлагере — я сыграл в картине «Помни имя свое». Она была бессловесная, всего с одним крупным планом. Дело происходило зимой, декорацию выстроили в Крылатском, чтобы в кадре возникла метель, на меня направили ветродуй. Холодрыга жуткая! Тогда я впервые узнал, что такое актерский хлебушек. Постепенно эпизоды становились интереснее. В сериале «Радости земные» отец уже предоставил мне возможность спеть в кадре свою песню. Он работал с такими композиторами, как Шнитке, Рыбников, Саульский. Горжусь, что мне выпала честь написать музыку к трем папиным фильмам. А самую последнюю картину «Потерянные в раю» я еще и помогал монтировать: отец уже плохо слышал, в одиночку бы не справился.

Горько, что мама с папой не услышали альбом, который я со своей новой группой Big Sky записал на знаменитой норвежской студии с великим джазменом, скрипачом Михалом Урбаником.

Мама спохватилась: «Ой, а где мое колечко с брильянтиком?» Оказалось, их обкрадывала домработница. Она вынесла из дома все ценное

Они бы за меня порадовались. Презентация этого альбома должна состояться в феврале в Доме музыки, приедет после своего семидесятилетнего юбилея Михал — это будет его первый концерт в Москве.

...Мы никогда не вмешивались в жизнь друг друга. Привыкли со Светой, что родители деятельны, окружены людьми, постоянно спешат. Не устаю корить себя за то, что не сразу понял: год от года мама с папой становились все уязвимее. Возраст брал свое.

Родители этого, по всей видимости, тоже не осознавали.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или