Полная версия сайта

Светлана Родина. Ирина Пороховщикова: любовь и рок

«Я много раз говорила: «Разводитесь. Или однажды вы убьете друг друга!» А у них не хватало сил расстаться».

Потом перезванивала:

— Извини, что бросила трубку. Мне так плохо...

— Ну так не мучайся, разведись.

— Да, наверное, ты права. Я больше не могу все тащить на своих плечах...

Эти разговоры начались перед смертью Зои Михайловны, года три назад. До этого Ира не жаловалась, что больше не может так жить, но иногда просила: «Свет, ну хоть ты поговори с Пороховщиковым! Надо же делами заниматься, домом и дачей. Я не могу его заставить. И денег он мне не дает». Саша не хотел, чтобы она работала, но и не стремился ей помогать. Уедет куда-нибудь, а Ира бьется одна.

Как-то пожаловалась: «Он ходит по ресторанам, а я сижу дома в одиночестве, голодная».

Раньше Саша иногда брал ее с собой, но и то неохотно, а теперь, когда вся романтика выветрилась, об этом не могло быть и речи.

Ира обижалась, конечно, но все равно старалась быть хорошей женой и хозяйкой: готовила, убирала, заботилась о муже, не особенно замечавшем и ценившем ее старания. В последнее время, видимо в силу возраста, шутка ли — семьдесят с гаком, Саша вообще на все «забил». Перестал следить за собой, ходил небритый, спал не раздеваясь и злился, если Ира пыталась привести его в божеский вид.

Особняком тоже она занималась — и ремонтом, и отделкой, и содержанием. Зимой сидела в нем практически безвылазно. А летом выезжала на дачу.

Закручивала в огромных количествах помидоры и огурцы, делала наливки, квасила капусту. И Саше старалась угодить, и угощала друзей и знакомых. К моему приезду всегда готовила «гостинцы». Она была очень доброй и отзывчивой и любила одаривать гостей. За отсутствием денег на что-то другое — хотя бы банкой капусты.

На что они жили — я не понимала. Ира вроде скопила какие-то средства, пока работала, но это было давно. В последнее время она только числилась в одном правительственном ведомстве. Саша получал пенсию и зарплату в театре, но снимался достаточно редко. Я видела, что они нуждаются, и покупала им в подарок одежду, чтобы как-то поддержать. Ире много раз привозила очень хорошие куртки, кофты, майки, платья, но почти никогда их на ней не видела. Однажды спросила: — Скажи честно — тебе не нравятся мои подарки?

Ты ничего не носишь.

— Что ты, Света, я просто дома хорошие вещи не надеваю. Да и зачем мне наряжаться? Я же никуда не хожу.

А сама, видимо, потихоньку раздавала шмотки тем, кто, по ее мнению, нуждался в них больше, чем она. Незадолго до смерти призналась:

— Свет, ты знаешь, я отдала твою курточку одной девушке. Ей совсем носить нечего, а размер такой же, как у меня. Ты не обидишься? У меня же есть еще куртки, которые ты раньше дарила.

Я ответила:

— Конечно, это же твои вещи. Я тебе еще привезу.

Перед отъездом на Майорку собрала посылку, хотела им с Сашей вещи отправить, но Ира сказала:

— Ой, Свет, не надо пока ничего посылать, я все равно получить не смогу.

— Почему?

— Сейчас не до этого.

И я из дома никуда не выхожу.

Она сидела там как в добровольном заточении, охраняла «родовое гнездо».

В прессе это довольно неказистое деревянное строение с подачи Саши и Иры называли исключительно «особняком Пороховщиковых на Арбате». На самом деле дом взят в аренду на сорок девять лет и им не принадлежит. Получить его Саше помог покойный Святослав Федоров, с которым Пороховщиковы дружили.

Дом Александра Пороховщикова в Староконюшенном переулке

Раньше в здании располагались какие-то непонятные учреждения, и оно находилось в плачевном состоянии.

Сколько сил и средств потратили на его реставрацию новые хозяева — не передать словами. Саша давал деньги, а вся организационная и практическая работа легла на Ирины плечи. Сейчас некоторые «знающие» люди рассказывают, что Ира якобы боялась находиться в этом доме, говорила — у него плохая аура. Это все выдумки. Дом Ире нравился. Она хотела привести его в порядок, наполнить теплом и уютом. И поэтому после смерти мамы перевезла в особняк с Комсомольского проспекта шикарную родительскую мебель, посуду и старинные приборы. Мебель в свое время была куплена маршалом Жуковым в Германии и подарена родственникам. Ира неоднократно говорила, что она принадлежала семье Геринга.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или