Полная версия сайта

Олаф Шварцкопф. Театр одной актрисы

«Никогда не думал, что побывав мужем Заворотнюк, стану главным отрицательным персонажем полукриминальной драмы».

Ее правая рука, зажав кружку с вином, чуть подрагивает в районе Северной Америки, левая — где-то в области Дальнего Востока. Она задорно кричит: «Я все это должна покорить!» И мне тоже хочется верить в успех этой веселой девчонки.

Какие мы нервные!

В ночной клуб «Манхэттен-Экспресс» на день рождения Владимира Машкова, который пригласил в гости всю «Табакерку», меня позвала администратор Надя, мы продолжали встречаться. Вхожу — и ко мне тут же подлетает Настя. Было приятно вновь ее увидеть. Потом, когда уже жили вместе, я поражался Настиному таланту — мгновенно располагать к себе людей.

Для нее это всегда было важно.

Вечеринку не помню, в памяти только Настя, которая лихо отплясывает на танцполе под гремевший тогда хит No Limits группы 2 Unlimited.

Пришло время уезжать. Я заметался: не мог бросить Надю, которая еще числилась моей девушкой, и не желал расставаться с Настей. В итоге предложил развезти по домам обеих барышень. И тут Заворотнюк, бросив мимолетный взгляд на Надю, решительно заняла переднее пассажирское сиденье. Дала ей понять, кто тут теперь главный. А я не предложил Насте исправить ошибку. Задетая за живое Надя, москвичка в третьем поколении, ехидно поинтересовалась:

— А вы, Настенька, откуда будете, что за провинциальный говорок у вас? — решив, что таким образом поставит бойкую девицу из глубинки на место.

Не тут-то было.

— Из Астрахани, — небрежно бросила Настя. — А ты откуда?

Надин дом был первым на нашем маршруте: она жила в центре, а Заворотнюк — на окраине. Моя девушка выскочила из машины, громко хлопнув дверью. Настя лишь невозмутимо пожала плечиками: мол, какие мы нервные!

Когда я, проводив Настю, вернулся домой, автоответчик был переполнен гневными сообщениями. В четыре утра Надя позвонила снова и сказала уже мне лично: «Больше чтобы я тебя не видела на своем горизонте!»

Кстати, моя совесть перед Надеждой чиста. В тот вечер я даже не попросил у Насти номера телефона.

Вести двойную игру — не по-мужски. Только расставшись с Надей, я приступил к решительным действиям. Заворотнюк мне в этом изрядно помогла, но тогда я не видел никакой расчетливости в ее поведении — только простодушие. Ну любит девушка сидеть впереди!

«Где мне с Мариной Зудиной тягаться?!»

Я засыпал и просыпался с мыслями о Насте. Изучил репертуар «Табакерки» и приехал в тот день, когда Заворотнюк играла в спектакле. Стою на служебном входе с букетом белых лилий. Зима, холодно, переживаю за цветы — как бы не померзли. На крылечке появляется Настя и бежит мне навстречу. Ничуть не удивлена, словно мы договорились увидеться. «Боже, это мне? Как мило. Куда пойдем?» С этого дня я стал ее преданным поклонником: приезжал после репетиций, водил по ресторанам, знакомил со своими друзьями.

Странно, но у Насти совсем не было подруг. Нет, вру, имелась одна, она представляла ее всем как манекенщицу. Позже узнал, что эта девушка вовсе не модель, а просто симпатичная соседка, которая снимала с ней на пару крохотную комнатушку на Онежской. Насте хотелось поэффектней себя подать: смотри, мол, я актриса и знакомые у меня не простые!

«У актеров друзей быть не может, — рассуждала она в редкие моменты откровенности. — У нас не театр, а мадридский двор. Все только и ждут, как бы подсидеть кого». Жаловалась, как тяжело пробиваться среди фавориток Олега Табакова. «Где мне с Мариной Зудиной тягаться?! Мастер все лучшие роли ей предлагает. В глаза, конечно, улыбаемся, а за спиной кроем друг друга на чем свет стоит».

Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...




Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или