Полная версия сайта

Елена Скороходова. Если бы знать...

«Андрея обожали, на него ходили в театр, с ним хотели общаться, в него влюблялись... Все, кроме меня».

Но недостаточное. Нужна человеческая любовь друг к другу, когда дыхание перехватывает и серд­це замирает. Но в той эйфории временной победы над пороком мы с Ташковым почувствовали эмоциональный подъем и приняли его за взаимное чувство.

В церкви сразу после венчания священник нас предупредил: «Держитесь теперь. Лукавый сделает все, чтобы со­рвать венцы». Я стиснула зубы и сжала кулаки...

И началась наша правильная супружеская жизнь, основанная на совместном пути к Богу. Но взаимного притяжения между нами явно не хватало. И все рушилось, рассыпалось на части...

По телевизору показывают «Жестокий романс». Ташков садится и задумчиво смотрит весь фильм, не отрывая глаз от главной героини. А меня всю скручивает от ревности, потому что я знаю, что была у него в прошлом с ней какая-то история. Ну с чего, спрашивается, нервничать? Он же женился на мне, а не на ней. Но пока не произнесу гневный монолог на эту тему, не успокоюсь. И так по любому поводу.

«Держись, — говорила себе. — Это все лукавый, его провокации». Но это были мои собственные ошибки. Сложности характера вылезали наружу и все портили.

Девки строили Ташкову глазки — я ревновала. Мужики звали выпивать — я злилась. Бывшая жена лезла к нему с общением — я скандалила. Весь мир казался мне вра­жеской группировкой.

Но мои ­военные действия оказались бессмысленными, потому что Андрей не стал в них моим союзником. Я фактически била по нашим отношениям.

И ему это, естественно, надоело. Он начал постепенно меня бросать. Я уже была беременна... Он стал исчезать, потом возвращался. Вместе с ним по квартире распространялся запах алкоголя. Я рыдала, умоляла, звонила его друзьям, обзывала их придурками, требовала прекратить спаивать безвинного Ташкусю.

— Слушай, ты, урод, если ты еще раз подойдешь к моему Ташкову! — орала на одного из артистов.

— Что ты со мной сделаешь, Скороходова? — паясничал он в ответ.

— Я не Скороходова, ты понял? Я — Ташкова.

Андрей с нашим сыном Ваней

Это сложно запомнить? — я с трудом приучала всех к новой фамилии.

— Лена, прекрати скандалить, — защищал друга Ташков.

Надо мной смеялись. Насмешки слышались мне из каждой кулисы нашего театра. Я ходила страшная, зареванная, беременная... и очень ­агрессивная. Все это обсуждали. Тема была действительно интересная.

В роддом легла заранее, ­потому что планировалось кесарево. И Ташков сразу исчез. Мобильных тогда не было. Застать его можно было только дома и в театре. Я висела на телефоне и плакала. Кстати сказать, правильно делала, что плакала. Потому что со слезами из меня все выходило наружу, возникала психологическая разрядка, я не копила негатив. Внутрь моего «инкубатора» к ребенку истерика не поступала.

Ванька родился очень спокойным и задумчивым.

Ташков появился сразу после родов. И он искренне хотел быть хорошим, это было заметно. Но сила дурной инерции была уже сильнее его воли. Ему было тяжко находиться с нами дома. Тем ­более что в первые дни по­с­ле появления ребенка дом стоял вверх дном. Бесконечные стирка, сушка, глажка. Стиральной машины не было, стирали вручную.

Я сильно поправилась во время беременности, а за ­время кормления прибавила еще. Была жирная, липкая от молока, которое текло из меня как из крана. Повышенная лактация сжирала силы. Еле ходила, шаталась от устало­сти и брюзжала, что все не так, денег нет и прочее. Сказочный эльф, который увлек когда-то Ташкова, превратился в склочную жирную тетку.

Мне не хватало мудрости, гибкости, со второго дубля я бы многое прожила иначе.

Но знаю точно, что случись мне жить по новой, история с Ташковым повторилась бы опять. Она не была ошибкой. Это была судьба. Я действовала в абсолютном согласии с логикой своего вечного поиска чего-то небанального. Да и не могла я не ввязаться в ту ситуацию, ведь человек погибал. И хорошо, что все это прошла. Страдания были необходимы мне для эволюции личности. Надеюсь, я ими хоть что-то искупила.

Сейчас Андрей — мой лучший друг, отец моего един­ственного ребенка Ванечки Ташкова. Кстати, Иваном сын стал благодаря Андрею.

Всю беременность, в свободное от преследований Ташкова время, я провела в храме на лавочке.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или