Полная версия сайта

Елена Скороходова. Если бы знать...

«Андрея обожали, на него ходили в театр, с ним хотели общаться, в него влюблялись... Все, кроме меня».

И все у него складывалось прекрасно. Но угораздило же этого милейшего парня влюбиться в меня.

Я пребывала тогда в печали. Меня бросил один эпизодический персонаж: имя его никому ничего не скажет. Допустим, Вася. Я пребывала в печали по Васе. А тут возник Веник — в меня влюбленный.

Мы не подходили друг другу внешне. Я — выше на пять сантиметров, старше на два года. Но он втюрился. А я была трагически одинока и из вредности провоцировала его ухаживания.

«Выходи за Веника. Он — прикольный», — говорила Боня.

Я тяжело вздыхала. Дело в том, что я абсолютно не была в него влюблена. Но замуж выйти было надо. Зачем?

Понятия не имею. Почему-то в тот период мы все считали необходимым выходить за кого-то замуж. Пьесы же все про любовь, все героини замуж хотят. И комедии заканчиваются свадьбами. А трагедии свадьбами не заканчиваются. Но на то они и трагедии. Я творила сюжет собственной жизни на основе прочитанной литературы — и в реальной жизни руководствовалась образами и абстракциями. Я хотела, чтобы сюжет у меня получился увлекательным, наполненным перипетиями, и главное — небанальным.

К тому же Веник втрескался в меня до безумия. Он терял дар речи и чувство юмора, когда находился рядом. Только преданно смотрел на меня и исполнял любые приказы. Я издевалась над ним как могла, строила из себя королеву. «Вдовствующая королева и паж», — так кто-то окрестил нашу парочку.

— Что ты все «люблю, люблю». Ну докажи это как-нибудь! — заявляла я ему, например.

— Как? — спрашивал Веник.

— Не знаю. Придумай что-нибудь. Есть у тебя фантазия? Что ты готов сделать ради меня?

— Все.

— Ну, встань тогда на проезжую часть.

Веник шел на проезжую часть, прямо под машины. Я орала:

— Назад! Идиот! Ты обалдел!

Короче, вела себя ужасно. Или вот еще был случай...

Сидим, пьем шампанское. Оно заканчивается. На дворе полночь, в стране — антиалкогольная кампания.

Денег у нас нет.

— Достань шампанского, — говорю я Венику.

— Где?

— Где-нибудь.

— А на что? — спрашивает он.

— Откуда я знаю. Ты же говоришь, что любишь. Вот и достань. Ради меня.

— Хорошо, — произносит Веник через паузу.

Уходит и... возвращается с шампанским.

— Откуда? — спрашиваю я, и мне становится дурно. — Ты что, убил кто-то?

— Успокойся, все живы, — говорит Веник. — И здоровы, — добавляет он с криминальным подтекстом...

— Кошмар! — ору я. — «Гоп-стоп, мы подошли из-за угла...»

Мерзкий у меня был характер, даже стыдно сейчас вспоминать. Все это однозначно формировало неотвратимость будущего возмездия.

А потом мне стало его жалко, он так безропотно мне служил. И защемило мое сердечушко. И решила я, что это любовь. И потащила его в ЗАГС.

После нашей свадьбы к Венику вернулись дар речи и чувство юмора. Он из любой ерунды мог сделать репризу. Я хохотала постоянно. «Как здорово, что мы поженились, Веник!» — орала я на всю квартиру.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или