Вера Таривердиева: «Его музыка была пронизана тоской по любви»

В судьбе Микаэла не было ничего случайного. Все его драмы, трагедии, удачи — это то, что он должен...

Ирина Зайчик
Вера Таривердиева с сыном Фото: из архива В. Таривердиевой
Когда мы с Микаэлом Леоновичем задумали окончательно соединиться, решение фактически принял мой сын Васька

— В своей книге Таривердиев написал о вашей встрече: «Впервые я был не одинок». А какой тип женщин ему нравился?

— У него на этот счет была своя теория: «Сначала смотрю на щиколотки и только потом в глаза». А вообще, он не любил девушек в теле.

На самом деле Микаэл Леонович всегда был одинок, несмотря на присутствие в его жизни женщин. Это принципиальное ощущение, совершенно необходимое такому, как он. Есть вещи, которые могут открыться творческому человеку только в состоянии одиночества. Его музыка была пронизана тоской по любви. Он очень хотел преодолеть одиночество. Когда мы стали жить вместе, надеюсь, ему это удалось. И кстати, его музыка изменилась.

— Как человек кавказского воспитания, Таривердиев, наверное, был диктатором в семейных отношениях?

— Это не диктат. Он всегда был лидером, мужчиной, главой семьи. Ему было необходимо, чтобы женщина отдалась полностью, совершенно! Говорил: «В семье виноватым может быть только один. Неужели ты не понимаешь, что так очень удобно? Не нужно разбираться, выяснять отношения». Так мы выводили формулы совместной жизни. Виновата всегда я. А Микаэл Леонович всегда прав. И я никогда с этим не спорила.

Он не мог жить неупорядоченно. Раз в год ездил в Сухуми, где писал музыку. Каждое утро должна была убираться квартира. Таривердиев не терпел незадернутых занавесок и каждый раз благодарил, если я их поправляла. Можно сказать, был консерватором в личной жизни, любил свой дом, его атмосферу. Любил сидеть на диване в правом углу, думать, курить трубку, иногда что-то выпивать. Если работал, то любил, чтобы все лежало на своих местах: трубки — слева, ручки — справа от партитуры. И если ты принимаешь этот порядок, то в нем легко существовать.

— А что, предыдущие жены Таривердиева с этими формулами не соглашались?

— Знаете, ведь до меня Микаэл Леонович ни с одной из женщин не жил одним домом. Считалось, что он не может существовать с кем-то долго вместе. Например его жена Элла Петровна Маклакова, талантливый художник по костюмам, уезжала на выходные к себе. Ему необходимо было побыть какое-то время в одиночестве. Расстались они вот из-за чего: Кулиджанов пригласил Эллу Петровну в фильм «Карл Маркс. Молодые годы» и ей требовалось уезжать в длительные командировки. А тогда болела мама Микаэла Леоновича. Он расценил это как предательство.

— Спорный вывод...

— А для него бесспорный! Это как раз пример того, что женщина должна была раствориться в нем абсолютно! Когда мы стали жить вместе, он заезжал за мной в редакцию, без конца звонил, ждал, когда вернусь. Терпеть не мог, когда я куда-то уезжала. Его не узнавали даже близкие друзья. Значит, ему до меня попадались не те женщины.

комментировать

Подпишись на канал 7Дней.ru

ПОПУЛЯРНЫЕ КОММЕНТАРИИ

  • #
    автор даже поленилась обновить статью! если статья старая, во всяком случае инфа в ней устаревшая, то тогда логично было бы разместить ее не в Караване, а в Коллекции каравана...

  • #
    Это старое интервью, 2006 или 2008 года. Дописана только последняя фраза.

  • #
    Карен, офицер спецназа ВДВ, кавалер Орденов Красного Знамени, умер. Год или два назад. Что она городит.

  • #
    #comment#
  • Не удалось отправить сообщение

    Читайте еще